Cпецпроекты

Снежинка, Лис и Мефистофель: киевляне рассказывают о детских травмах, нанесенных новогодними костюмами

Люди
Автор: bit.ua

0 835 3
Мальчики – зайчики, девочки – снежинки. Разбираемся, как новогодние костюмы готовили нас ко взрослой жизни еще в детстве.

Стас Бджынг, блогер

Я терпеть не могу лисиц. Я их прямо не переношу. Вы можете подумать, что моя нелюбовь к этому пушистому зверю была «предусловлена» из-за того, что в свое время был определенный период в интернете, а именно в соцсетях, когда разные люди с приставкой «недо-» постили их везде, где только можно, приравнивая их к самым милым существам в мире и добавляя надписи «ми-ми-ми: 3» или что-то в этом роде. Но нет! У меня все началось значительно раньше, еще аж в детском садике: именно тогда, когда дети моего возраста не любили комочки в манной каше, я не любил их — лисиц.

Дело в том, что я светловолосый мальчик, но в детстве, где-то годика в три-четыре, я был даже рыжим. Это только сейчас я стал чисто блондином. И именно из-за рыжего цвета волос мне всегда приходилось в детском садике играть только роль Лисы! То есть я всегда, на всех утренниках, был только Лисой, потому что, по мнению воспитательницы, никого более подходящего на эту роль быть не могло. Я всегда играл одну и ту же роль. Всегда в одном и том же костюме. Но! Один раз мне досталась роль другого персонажа. Я был Грибом. Как сейчас помню, что тогда все играли роль каких-то ягод, зверьков и все такое, но мне досталась роль Гриба, чему я был несказанно счастлив… до того момента, когда узнал, какой мне гриб придется играть. Если вы очень смышленый или очень лесник, то вы должны были догадаться, что мне пришлось играть роль гриба… ЛИСИЧКИ! И с того момента прошло уже несколько лет, но я до сих пор помню, как ненавидел эти утренники в детском садике и свои рыжие волосы. Вот такая у меня детская травма. Такие дела.

Яна Мур, бариста-котолюбка

На святі Букварика я була буквами «Х» та «У». Така медаль, з однієї сторони — «Х», а з іншої — «У», якщо медаль перевернути. Біля мене стояв хлопчик Стас, який живе зараз у Дубліні, він був буквою «Й». Я так мріяла до нього доторкнутися.

Марианна Факас, организатор фестиваля «Ретро Круиз»

Меня воспитывала бабушка, а мама работала. Работать она так любила, что в школе думали, что я сирота и никого, кроме бабушки, у меня нет. А узнала я об этом недоразумении только в 9-м классе. Но мама у меня была, есть и, к слову, самая лучшая на свете. Пусть не все съеденные мною супы и каши были приготовлены ее руками, но эти самые руки вносили в мою жизнь более качественные, необыкновенные изменения. Мама шила мне костюмы, но не простые, а особенные, для самых важных в жизни событий: на выступление в филармонии, для спектакля про Януша Корчака и несчастных еврейских детей, а вот сейчас, например, — для «Ретро Круиза». И конечно, несмотря на полное безразличие к школе, мама сшила мне первый новогодний костюм.

Помню, как я выпрашивала у нее платье Снегурочки, но мама напомнила, что такой роли мне не давали; точнее, мне не дали никакой роли, а значит, надо дать ее себе самой и самую лучшую. Самой лучшей оказалась роль Черной Кошечки. То ли потому, что у мамы оказался под рукой черный эластичный бархат, которым вскоре было покрыто все мое тело, то ли потому, что секс-драгс-рок-н-ролл. Я четко помню, это был первый раз в жизни, когда я надела костюм и поняла: «О боже, какая-я-классная!» Думаю, то же понял учительский состав и другие гости утренника. Бледные расшитые дождиком Снежинки стали скромной декорацией моего появления. Цельный, с облегающим капюшоном, бархатный гидрокостюм, нитки алых бус и высокие атласные перчатки, стрелки и красные губы. Это был мой первый бунт против системы, первый Дэвид Боуи, первые «ревущие 20-е». Крутое чувство, когда тебе семь лет, ты только что приехал жить в другую страну, все никак не зайдешь в тусовку — и вдруг сразу становишься ее главной «шальной императрицей». Спасибо, мам! Это лучше любых супов и сказок на ночь.

Константин Дорошенко, арт-критик, ведущий на «Радио Вести»

Я был Трубочистом — в черном цилиндре, жилете и бабочке. Дедом Морозом брезговал. В наш детсад он всегда приходил бздя перегаром. Почему-то надо было садиться к нему на колени, чтобы получить потом говенный подарок, в котором три-четыре шоколадки, а все остальное — сраная карамель. Дома шоколада у меня было полно, тактильное сближение с людьми всегда давалось мне сложно, на фотах на коленях у вонючего чужого деда в красной шапке я всегда с перекошенным жалом. Самая же почетная роль в нашей семье досталась когда-то моей кузине Машеньке. Она была Кукурузой — царицей полей. Никто ее в детсадичной карьере в нашем роду не переплюнул.

Евгения Таранова, владелица винтажной лавки «Антресоль»

Помню, это был класс третий или четвертый. Мы с мамой долго выбирали, кем же я буду на празднике, потому что разрешили самим выбрать себе любого персонажа. Вот вообще любого. Всяческих Принцесс и Золушек я отмела сразу. Как потом оказалось, не зря, потому что ими были все остальные девочки моего класса, кроме одной Лисички. Были разные варианты: Ночь, Весна, Луна. Сейчас я вижу, что уже в том раннем возрасте с фантазией и образным мышлением у меня все было в порядке. Наконец сошлись на цветке. А конкретно — на васильке. Я их очень люблю. Глаза у меня голубые, так что роль была самая подходящая.

Поскольку жили мы очень скромно, мама взяла мое прошлогоднее платье Снежинки, нашила сверху из зеленого дождика стебли с листьями, а поверх юбки приделала многослойную юбочку из синей гофрированной бумаги. Платье получилось очень симпатичное, вот правда. Но так думали только я и мама. Остальные девочки в коронах и локонах дружно загнобили скромный цветок и сообщили мне, что мой василек давно завял и умер, потому и висит вниз головой (юбка-то синяя внизу). В общем, мне было грустно за василька, я пыталась защитить мой милый цветок, но принцесс было много, а я одна. В итоге я до сих пор люблю васильки, глаза у меня всё еще голубые, а из тех принцесс я уже много лет никого не встречала. И слава богу! И вот, кстати, сильно радуюсь, что дочке моей (видимо, генетически) передалась та же нелюбовь к принцессам. В прошлом году на детсадовском утреннике она танцевала танец Снежинок в костюме Пиратки, например, а в этом году была Бабкой Ежкой.

Катя Гуриневич, студентка университета им. Б. Гринченко

Эпичность моего костюма Удава я осознала только сегодня, правда! С трех лет я занималась в театральном кружке, поэтому была послушная и на все соглашалась. Мне давали роли, которые никто не хотел играть. Как-то мне сказали: «Ты будешь удавом Устином». На вопрос «Почему?» мне ответили, что никто в моем классе не сможет спеть таким низким голосом. Я так гордилась, что даже не спросила, почему я буду петь этим низким голосом и почему все остальные герои сказки обращаются ко мне как к мужчине. Моя мама увидела Удава именно в люрексной юбке, с цветами и в туфельках. Конечно, накрутила меня, накрасила, чтобы доча была красивой. А я как вышла и завыла низким голосом: «Меня зовут удав Усти-и-ин…». Честно, мне казалось, что всё норм, я даже не знала в семь лет, кто такие трансвеститы, поэтому радовалась и гордилась — капец! Наверное, это была мужская роль, но мальчиков не хватало. Хоть сказали бы! У меня разочарование в педагоге…

Оксана Гаген, робототехник

У садочку я була Півником. Усі дівчатка були Сніжинками, і я їм заздрила тоді, а зараз дивлюсь на фотки — я була суперкрута! З ірокезом і маніжкою на грудях, як глам-рокер. А ще одного разу я скопіювала костюм у моєї подруги, що було насправді страшно нечесно з мого боку. Ми були дві Шахразади… Правда, чомусь усі називали мене Аладіном, а її — Джином.

Александр Заклецкий, журналист, фотограф, заместитель директора Karas Gallery

До мене прийшли батьки і сказали: «Будеш на новорічному балу Пєтрушкой. «О! — подумав я, — креативний костюмчик!» І погодився. А це виявився костюм Клоуна! Клоуна з двома ріжками-дзвіночками по боках, за які всі діти смикали! Коротше, новорічний утрєннік був зіпсований наглухо! Тому я зрозумів, що таку відповідальну справу, як карнавальний костюм, треба брати в свої руки і ретельно контролювати. Тому на наступний Новий рік я нарядився Піратом! Намутив собі пістолет з рострубом, шаблю і кортик, бандану червону, пов’язку на око і тєльнік. На руках намалював фломастером Веселого Роджера, якір, сонце, що сходить, і написав: «НЕ ЗАБУДУ МАТЬ РОДНУЮ!» За цей напис на наступний день отримав виговор від виховательки в дитячому садочку.

Так от, я зрозумів, що треба якось більш лояльно підходити, і на наступний рік вдягнувся Геніальним Сищіком з «Бременських музикантів». І от тут я наштовхнувся на повне нерозуміння! Мене кпинили всі діти й обзивали «Сищік-прищік»! Ну бо я типу за ментів і всьо такоє. Тобто нормальні собі такі законослухняні радянські діти, а всі розклади вже розуміли. А тут якраз подивився нарешті нещодавно вийшовший фільм «Фауст» — і ясен хрен, шо більше всіх пропер мене Мефістофель. Здогадайтеся, ким я нарядився на наступний Новий рік? Правільна, чортом! Причому таким хитрим і недобрим, а не простоватим і наївним. Ну і, типу, розмова:
— Ти хто?
— Я котьонок, міу!
— О, котьонок, а продай мені свою душу!
Ну і ще я намагався співати куплети Мефістофеля. Вчителя були просто в шоці і допитувалися у мами: «Навіщо ваш син стільки знає?»

Лена Шовгенюк, фотограф

Я всегда была гребаной Снежинкой — Бусинкой — Принцессой, Золушкой или Снегурочкой… Вечно платья какие-то нарядные… А мечтала быть животным — Лисичкой, Птичкой. Очень завидовала подружке, у которой был черный костюм Вороны. А когда в последней группе дали главную роль Снегурочки, то вдвойне расстроилась и не могла весь утренник нормально улыбаться. Расслабилась только, когда обожралась конфетами. Вот теперь платья и не ношу. И по дому постоянно в лисе-кигуруми хожу, даже гостей так встречаю. Видимо, мечта сбылась.

Марина Однорог, контент-менеджер информационного портала Vежа, куратор литературной сцены фестиваля Coda Fest

Я, до речі, у першій школі майже завжди була Сніжинкою, бо маленька дуже була: три роки я особливо не росла, і навіть костюм один і той самий був. Ми просто танцювали і говорили по парі речень. Далі, класі у п’ятому, мені дали священну роль Лисиці, але мама наліпила на мене такий стрьомний костюм, що Лисиця грустнінька була. Але найгірше почалось у новій школі. Чи то вони познущатись вирішили із найменшої у класі, але один рік я була Сніговиком (про костюм мовчатиму), а інший — Вовком. Вовком, блін, у грьобаних теплих чорних штанах з ідіотською шкіряною маскою, і говорила «вовчим» голосом. Усі дєвочки — принцеси, а я Вовк, бо хворіла, коли ролі роздавали. Відмовитись не могла, бо потрібно було так відпрацьовувати нещасну 7 з алгебри і геометрії. Ось такі пироги.

Маша Шаповал

Мне всю жизнь доставалась роль Колобка, а хотелось быть Снежинкой. И в какой-то год я решила: если буду лажать, то меня снимут с роли, и я смогу, как все нормальные девочки, быть Снежинкой. На утреннике я была в ужасе, потому что мало того, что платье у меня оказалось совсем не блеск в сравнении с другими, так еще эти гребаные снежинки покружились, поплясали — и все, тогда как у Колобка и роль, и слова, и песни, и пляски. Расстроилась крепко…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: