Работа медсестры: как незаметно спасать жизни и любить это


349 0 0
Медсестры Центра детской кардиологии и кардиохирургии – о встречах с детьми через 10 лет после операции, безотказных донорах и варениках в подарок.

До Нового года остается несколько дней, в воздухе витает атмосфера праздника, а за окном моего такси – туманный Киев. Я еду в Научно-практический Центр детской кардиологии и кардиохирургии общаться с людьми, чья работа всегда остается немного в тени славы врачей. Еду и еще не знаю, что через полчаса я увижу малышей в реанимации и убегу оттуда, не сумев совладать с собой. Что почти все медсестры используют слово «пациент» вместо «ребенок» (может, подсознательно пытаясь абстрагироваться?). Что у некоторых из них – действительно 24-часовой рабочий день. А пока – за окном только утро, Киев и туман.

01/2

Дороднова Наталья, перевязочная сестра

Я работаю здесь уже седьмой год. Что касается решения стать медсестрой, то изначально это был выбор родителей, который совершенно случайно попал в десятку. Мне кажется, я на своем месте. Мой рабочий день начинается рано: до восьми часов утра уже нужно забрать стерильный материал, подготовить кабинет к работе, убрать его. Затем начинается прием пациентов на перевязку. Тут многое зависит от психологической работы накануне. Стараемся, чтобы детки шли на перевязку без страха, с радостью, поэтому у нас и яркие наклейки на стенах, и небольшие подарки по окончанию процедуры. Коллега, которая работала здесь до меня, придумала такую «игру»: ребенок, который во время перевязки сумел не заплакать или продержался до последнего, получает сразу два подарка. Мне это понравилось, поэтому переняла эту методику и себе. За день приходится делать до двадцати перевязок, не считая работы в реанимации.

Мне нравится помогать. Мое правило: пытаюсь сделать не больно, в любом случае — помочь. Медсестра — это связующее звено между пациентом и врачом. Врач рассказывает лаконично, мне же нужно перевести все на более «человеческий» язык, чтобы мама поняла, о чем идет речь. Самое яркое воспоминание за эти годы — это когда после работы со взрослыми пациентами я пришла сюда и увидела новорожденных детей. Кроме того, из-за сердечных патологий они намного меньше обычных. Тогда я не могла понять, как таким крохам могут оперировать сердце взрослые мужчины с большими руками. Но войдя в курс дела, понимаешь, что без этого вмешательства ребенок бы и не жил. Такое осознание исключает собственный страх. Особенно радостно видеть, когда 900-граммовый малыш, который помещался на половине руки, всего за пару месяцев после операции вырос и окреп. Помню, когда увидела одного такого, уже на прогулке и в шапочке, то испытала едва ли не моральный экстаз — ведь мама два месяца ждала, чтобы просто взять его на руки!

01/2

Однобокова Екатерина, медсестра стационара

Я працюю тут з 2007 року. З дитинства знала, що хочу бути медсестрою. В мої обов’язки входить виконання маніпуляцій, які призначив лікар, психологічна робота з дітками та їхніми батьками. Тут важливо не тільки допомагати фізично, а й вчасно порадити щось, підтримати, морально допомогти. Найбільше в роботі мені подобається бавитися з дітьми — маю донечку, яка чекає вдома. Деякі діти проводять тут багато часу, іноді по кілька місяців, і ти безперечно прив’язуєшся до них. Спочатку було дуже складно не приймати це все близько до серця, але така робота.

Пам’ятаю, що коли прийшла сюди працювати, то була вражена, як багато в Україні дітей з вадами серця. Найскладніше буває тоді, коли розумієш, що таку дитину вже неможливо прооперувати — тільки на певний час допомогти медикаментозно. А радісно буває, коли пацієнт одужав і мама з року в рік надсилає вітальну листівку до свят чи виказує якісь інші прояви уваги.

01/2

Новикова Ирина, медсестра реанимации

Я работаю в реанимации двенадцать с половиной лет. Я с детства «болела» медициной и уже с 5-го класса знала, что хочу быть медсестрой, поэтому пошла учиться. Потом попала сюда. А с этой реанимации уже никуда не уйдешь. Мой рабочий день — это двадцать четыре часа: принимаем смену, занимаемся пациентами, делаем введения, меняем растворы, памперсы, кормим детей, а в экстренных случаях — реанимируем. Стараемся, чтобы на медсестру максимально было по два ребенка, иначе из-за загрузки не можешь уделить каждому должное внимание.

Я живу этой работой, дома бываю редко. Самое сложное — видеть переживания родителей. У нас все детки — сложные, но когда заходит мама в истерике, понимаешь, что абстрагироваться от этого нереально. Многих пациентов помним. И радуемся, когда они заходят к нам уже подросшими. Так, один ребенок лежал у нас в реанимации очень долго. Потом он поправился, его выписали. А через десять лет он приехал сюда с родителями. Мама меня вспомнила, подвела его и сказала: «Дим, смотри, эта тетя тебя выходила». Такие пациенты очень приятны.

01/2

Верещагина Ольга, операционная медсестра

Я работаю здесь почти десять лет. Рабочий день проходит либо в дежурстве, либо на операции — иногда в день бывает одна, иногда можно «поймать» и три. А временами бывает такая одна, как обычных четыре. Мне нравится, когда ты вложил силы в работу — и все получилось: пациента выписали, все хорошо, и он радуется жизни. Понимаешь, что это было не зря. А самое сложное — когда пациент остается на столе, особенно после 12–16-часовой операции, когда ты не отходил и вместе с врачами сделал все возможное.

Стараюсь не привязываться и не принимать все слишком близко к сердцу, хотя и не всегда получается. Но на операции ты должен быть с холодной головой, если вдруг возникает экстренная ситуация. Нужно быть собранным, без лишних эмоций четко знать, что нужно делать — от этого зависит жизнь пациента. Близкие к моей работе привыкли, понимают, что если на часах 00:00, а я все не звоню — значит, на операции. Бывают курьезные ситуации, когда обещала быть дома вчера вечером, а перезваниваю уже в шесть утра и говорю: «Мам, наверное, я буду сегодня. Но еще не знаю, когда». Но все равно мне кажется, я бы не променяла медицину ни на что.

01/2

Оксана Круглик, операционная медсестра

В медицине я с 1999 года, а в этом центре — уже десять лет. Мой папа очень хотел, чтобы я была медработником, и мне удалось осуществить эту мечту. Первые дни, когда видела маленького ребенка на операционном столе, очень плакала. Это было невыносимо тяжело: я ассистирую хирургу во время операции, готовлю инструментарий и пациента. У нас ненормированный рабочий день и часто бывают «экстренные» пациенты, поэтому я всегда на связи. Могут и ночью вызвать, и в выходные дни. В работе меня радует мысль, что я помогаю маленьким деткам, что оставлю что-то после себя.

Из бытовых мелочей — трудно носить просвинцованные фартуки, они очень тяжелые. Но это нельзя сравнивать с моральными сложностями нашей работы. Переключаться или абстрагироваться мне помогает вышивка бисером. Но если бы была возможность заняться чем-то другим, все равно не оставила бы медицину. У меня есть экономическое образование, но помогать людям — как-то ближе.

01/2

Яна Шаповалова, старшая медицинская операционная сестра

В медицине я работаю с 2002 года, а здесь — практически шесть лет. Когда человек оканчивает школу, он не всегда понимает, чем бы хотел заниматься в жизни. Частично в этом помогают родители — наверное, они видят в ребенке те или иные качества и способности. Так случилось и со мной. На данный момент в мои обязанности входит контроль над всем отделением — медсестрами, лаборантами, младшим составом. А еще — выдача медикаментов, обходного материала, работа на аппаратах. Наш отдел занимается не только донорами, но и переработкой крови, получением из нее отдельных компонентов, проведением анализов.

Больше всего в работе нравятся практические задачи — то, что можно сделать своими руками (например, медицинские манипуляции). Не могу сказать, что что-то в нашей работе легко, а что-то тяжело, так как эта профессия сама по себе очень ответственна. Запоминаешь не только пациентов, но и доноров, которые бывают безотказны и просто хотят помочь.

01/2

Ольга Яременко, медсестра отделения ультразвуковой и функциональной диагностики

Я работаю здесь уже больше шести лет. Поняла, что хочу быть медсестрой, еще в школе — училась в медицинском классе, позже — в медсестринском колледже. У нас поликлиническое отделение, поэтому большой поток людей. Работа непростая и требует внимания, нельзя допускать ошибок. Кроме того, нужно найти подход к каждому ребенку и родителю, поэтому надо быть в тонусе. Мне кажется, абстрагироваться начинаешь неосознанно — таков защитный механизм нашей психики. Со временем приходит опыт, как правильно реагировать, отвечать. Помогают коллеги — у нас дружеские отношения, мы всегда готовы прийти на помощь друг другу.

Мне очень интересна моя работа и нравится сам центр — здесь помогают многим детям, решают неразрешимые, казалось бы, задачи. Каждый день ты находишься в потоке информации и узнаёшь что-то новое. Запомнился один случай. Мы очень долго вели ребенка (это был тяжелый случай, несколько операций), и вот однажды мамочка на один из приемов принесла нам огромную тарелку домашних вареников — с капустой, грибами. Это было очень приятно.

01/2

Татьяна Россинская, медсестра приемного отделения

Я в профессии уже тридцать лет. Когда мне было шесть, мой брат сломал ногу. Тогда я сказала родителям, что буду врачом. До врача дело не дошло, но медицине я не изменила. Сейчас в мои обязанности входит оформление истории болезни пациента, проведение кардиограммы, взятие анализов и сопровождение в отделение. Важна и психологическая работа — многое пропускаешь сквозь себя, но не показываешь.

Если бы была возможность все изменить и выбрать другую профессию, я бы осталась верна своему выбору. Разве, возможно, таки продолжила обучение, чтобы стать врачом. Я довольна своей специальностью, чувствую себя на своем месте. Больше всего мне нравится видеть результаты моей работы. А самое сложное — сделать так, чтобы человек поверил в то, что может выздороветь, убедить его в этом. Не всё в наших руках, но поддержать человека, воодушевить его мы обязаны. Близкие мою профессию принимают и уважают. Иногда говорят: «Не нужны нам никакие врачи, у нас есть ты».

 

Материал создан совместно с Центром детской кардиологии и кардиохирургии и компанией IBOX.

Фото: Дима Ромас

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Последние новости

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: