Cпецпроекты

Наташа Исупова: «Я должна спасти мир»


0 34 1

На прошлой неделе мы пообщались с владелицей комиссионного бутика Goodbuyfashion — Наташей Исуповой. Говорили обо всем на свете. Начали, естественно, с детища Наташи — любимого всеми магазина редких, эксклюзивных вещиц, продолжили вереницей fashion-вопросов, а закончили предназначением каждого из нас на планете. Увлекательно было до невозможности. О чем мы проговорили целых два часа — читайте далее. #bit-cut#

Наташа, как возникла идея создать Goodbuyfashion? И расскажи, кто ты по образованию, как пришла к этому бизнесу.

По образованию я филолог — русский язык для иностранцев. Закончила Драгоманова. Случайно попала в рекламу – после знакомства в каком-то ночном клубе. В рекламе работала долго – мы делали рекламу рекламы, как жизнь без нее скучна, и как сильно она всем нужна. Мои гуманитарные способности пригодились, и из копирайтера я выросла в креативного директора. Но рано или поздно человек, работающий в рекламе, истощается, выхолащивается, и спустя 8-9 лет я зашла в тупик и просто ушла от хороших денег.

То есть, ты пришла к тому, что не имеет смысла заниматься зарабатыванием больших денег и не получать кайф от этого?

Совершенно верно. Это как раз совпало с кризисом среднего возраста, в период глобальных преобразований, когда я родила очередного ребенка. (Прим. ред — у Наташи 4 детей, все девочки, старшей — 18 лет). Ну и получился такой «геп» в моей деятельности. А мы вообще старые тусовщики с друзьями, любим наряжаться. В 90е сами что-то подшивали, делали, модничали. И вот потоки энергии как-то сложились именно в период потребительского бума в 2004 году. Подруга говорит – «Продам тебе за дешево — за штуку купила, за девятьсот продам тебе». Мне это порядком надоело, и я решила решить вопрос иначе: сняли квартиру в историческом центре, за Оперным театром. Привезли гардероб подруги, потом — еще от друзей. А потом нас так быстро завалили вещами, что мы поняли – надо не просто собирать их, а как-то сортировать. И вот буквально с первого года появилась идея отбора, эксклюзивности.
Систему изучали долго, изобретали велосипед. Так как я человек не из бизнес-мира вообще, я все делала методом проб и ошибок, тем более что и финансовых вливаний особых не было. Так что получился у нас такой проект приятного времяпровождения с приобретением нового опыта, который, может быть, когда-то сработает.

Покупателями, в основном, были знакомые?

Вначале — да. Друзья, знакомые — та же тусовка творческая. У меня муж художник, так что все друзья художники, киношники, рекламщики. Когда я писала бизнес-план как умная женщина, я продумывала аудиторию. В первую очередь, ориентировалась на своих бывших коллег рекламщиков, которые ездят по миру и знают что «вторая рука» — это распространено, что винтаж — это модные, стильные вещи, которые надо правильно комбинировать.
Мне очень сыграло на руку, что покупателями были люди с уже со сложившимся стилем и вкусом, потому что продавать и говорить «ой вам так идет, так замечательное, так круто» я не умею. Но даже сейчас люди, которые приходят, сами занимаются фешн-хантингом, сами хотят что-то найти. Хотя, молодые люди наоборот просят помочь — часто приходят за стилем, просят помочь найти свой образ.

Ты сама часто присутствуешь в шоуруме?

Я считаю, что должна быть там каждый день. Я считаю, что это мое — как ребенок. Магазин больше для удовольствия — таких внушительных денег он не дает. Сколько раз я пыталась закрывать его по причине неэффективности… Но мне то звонят предлагают интересный проект под маркой Goodbuyfashion, то предложили сделать стоковый под моей маркой. Вот с кризисом люди повалили сдавать вещи. Все это меня убеждает, что нет – закрывать не надо. Но сейчас я устроилась в рекламу, вернулась на 15 лет назад. Просто потому что там большие деньги. Семья у нас большая – муж художник, мы люди бедные, надо деньги зарабатывать:) И так получилось, что мой график позволяет мне наведываться в Goodbuyfashion каждый день.

Слушай, у меня на самом деле был вопрос, не приелся ли тебе момент вот этого вещизма на протяжении 7 лет. Но я так понимаю, что это твоя отдушина, когда реклама — просто способ зарабатывать.

Да, в рекламе ты понимаешь, что можешь заработать денег, но ту свободу, которое дает свое дело, не сравнить ни с какими деньгами. Но реклама все-таки позволяет иметь мне свободу в деле любимом. И мне не надоедает. Потому что мы все время себя развлекаем. Например, «Эко-шик пати» — надеюсь, будет в августе. Я нашла удивительную локацию в ботсаду. Журфиксы проводим; участие в проектах — сейчас вот I love Kiev. Вот понимаешь, что такое свобода своего дела – берешь и делаешь. Когда сам – ты в ущерб себе делать не будешь.
 Мы вот запустили футболки — почему-то не продаются, хотя идея всем нравится: я часто езжу в метро на короткие дистанции, и решила реализовать идею почитать хорошую книгу на футболке. На спине печатаю страницу текста, кусок хорошей литературы, чтоб зацепило, чтоб захотелось придти домой и прочитать полностью. Запустили во время Bazaar Fashion weekend, но чего-то не пошло. Может, слишком дорого…

А может, это слишком интеллектуальная покупка?

Может быть. Вот сейчас изучаю этот вопрос. Хочу Булгакова, Гоголя напечатать — делаю проект, смотрю, наблюдаю, как он работает.

Как вообще ты сама относишься к шопингу, покупкам? Легко расстаешься с вещами? Есть у тебя в шкафу вещь с историей?

У меня есть баланс между вещами любимыми и теми, от которых нужно освободиться — тут нужно просто натренироваться. С некоторыми вещами не можешь расстаться, и только потом понимаешь, почему: вот оно — наступил момент этого платья. А иногда выбрасываешь и не жалеешь абсолютно. Чем хорош Goodbuyfashion — подумаешь о какой-то вещи, а потом раз — и кто-то принес ее.

У тебя была какая-то особенная история с платьем?

На первой "Эко-шик пати" я была в замечательном желтом винтажном платье. И мне девочка одна кучу комплиментов навешала — мол, ах, какое платье! А я, выпив немного, ушла в раззадор, сняла и отдала его ей. Протрезвев наутро, поняла, что сделала ошибку. А девочку эту я не знаю — просто тусовщица, лицо мелькалет часто, но даже имя незнакомо было. Потом случайно услышала, как ее окликнули «Тоня» на очередной тусовке, и я, набравшись храбрости, сказала: «Тоня, мне так неудобно, но… верни платье». Она абсолютно нормально отреагировала — сказала, что надевала его один раз, но оно ей не подошло, и она даже порвала его. В общем, платье мне вернули, я его отремонтировала, теперь оно без рукавов, зато вернулось ко мне.

А есть у тебя любимый магазин одежды в Киеве?

Это проблема, из-за того что мне все приносят, и я немного разбаловалась, но буквально неделю назад нахлынуло желание приобрести новое. Я же с дизайнерами нашими общаюсь, и многое у них мне нравится, но я почему-то не покупаю их вещи — это какой-то парадокс. Не могу понять, почему.

Но вещи наших дизайнеров у тебя есть вообще?

Да, конечно. Сейчас Ясю Хоменко открыла для себя — она так прекрасно вписалась в концепцию "второй руки", перешивания вещей, просто идеально. Философия Ксюши Марченко мне очень нравится, Саша Каневский. Все люди неслучайны. А любимый магазин… был у меня магазин Экс — покупать там что-то решила раз в год на День Рождения, потому что цены там ужасные. Я английскую моду страшно люблю, но там очень дорого. Я хожу, конечно, в стоковые — на московской площади, например. А вчера решила в ZARA зайти. И поняла, что не могу покупать там, просто не могу.

Тебя смущает момент массовости?

Наверное. Вроде бы, неплохие вещи, сидят ничего, и цены, вроде бы, не кусаются. Но не могу. Хотя, часто покупаю себе там базовые, нейтральные вещи.

А вот скажи — насчет цен на вещи украинских дизайнеров: как думаешь — чем обусловлены высокие цены, помимо того, что есть проблемы с таможней, и нет поддержки от государства?

У меня своя философия на этот счет: ты должен сделать что-то так, чтобы это изменило мир, а потом мир тебе отплатит тем, что ты хотело от него получить. В начале работы Goodbuyfashion приходили ко мне начинающие студенты, которые только ножницы правильно учились в руках держать. Я подумала — о, это будет интересно, потому что они пока свободны в идеях, и цены у них, наверное, будут гораздо ниже. Какое там… Цены — ужас. У меня Kishimoto висит дешевле. А они приносят вещи сложные, навороченные, с перебором, и плохо сделанные. Начинают объяснять: «Да вот же, мы шьем все сами, и пуговицы сами, и все сами».

И тогда я решила сама отшить коллекцию вещей, на производство которых у меня уйдет не больше часа. Я сделала совсем простые вещи: брала стеганное одеяло, делала в нем дырки, кнопками скрепляла концы; юбки-треугольники делала, еще что-то. Эксперимент мой удался, потому что я поняла одну вещь: если хочешь сделать что-то быстренько спустя рукава, ты ничего не заработаешь. Нужно вложить в это энергию. Может, ты будешь долго думать, но быстро пошьешь. Тут все не так просто, как я поняла. Я вижу, как работает Литковская, Марченко — долго, вкладывают в работу, но вот если бы они затратную часть сумели минимизировать, может, тогда вещи были дешевле и рентабельнее. А дешевле они должны быть, чтобы на улицах было больше хорошо одетых людей. Может быть, я не права. Не вникая во всю процедуру производства, может, я чего-то не знаю. Но — создавайте вещи, делайте дешево, поменяйте мир, и люди начнут покупать дорогие вещи.

А тебя не раздражает такой момент дилетантства, когда человек сделал футболку, пришил пуговицы к носкам условно, и уже считает себя дизайнером, и вот отсюда начинается завышение цен?

А пусть делают. Люди же не дураки, люди это видят, пусть это будет. Главное — говорить правду, и тут прессе карты в руки. Это так важно — не только для профессионала, а вообще в принципе. Я понимаю, что это трудно, но говорить правду интересно, потому что ситуация начинает развиваться гораздо увлекательнее. Но надо еще правильно правду сказать. А то Казбек иногда как скажет правду, что и думать в эту сторону не хочется. Думаю, надо говорить очевидные вещи, чтобы и ответить было нечего. Безапеляционно, просто по факту, без эмоций.

Мне лично нравятся вещи неидеальные, неперфектные, недоделанные. Может, дело в детях — не было времени на особую рафинированность внешнего вида, и в какой-то момент я решила сделать это своим стилем. Но тут дело в том, что это должно быть продумано, а не просто неряшливо. Вот коллекция Белинского того года — она такая живая, такой арт, но она же вся разлазится. И в данном случае это неряшливость как результат самой неряшливости — он не продумал, чтобы это носилось.

Смотри, когда слишком явно дизайнер, художник себя продает — минус. Но когда дизайнер слишком уходит в творческие полеты и излишнюю концептуальность, которую уже ни понимать, ни носить не возможно, тут, собственно, стирается сам момент моды, потому что мода — это то, что носится и должно быть видимым. В конце-концов, это просто вещи. А некоторых уносит в такие дали…

Да-да, это просто вещи. Не перебарщивать. Вот несмотря на то, что я занимаюсь вещами, у меня нет этого фанатизма. К вещам нужно относиться чуть-чуть тише, спокойнее, без пафоса, а лучше — с иронией. Думаю, ирония в моде это правильно. Потому что когда начинаешь пихать в вещи too much концепции, это уже не то.

Как думаешь, кто из украинских дизайнеров такой гипер-идейный, кому бы неплохо сбавить обороты и переключиться больше на коммерческую часть?

Ну вот Лиля Литковская, мне кажется. Сложно. Хотя, я таких людей очень уважаю. У нее уже идея на грани арта — ты не просто носишь, а являешься носителем идеи.

У тебя есть вещи от Литковской?

Есть. На одной из "Эко-шик пати" делали белье из органического хлопка, и у меня есть от нее такое боди-платье. Я, например Вествуд любила долгое время за глубину, но тысячу раз я слышала о том, что это очень сложная одежда, которую не все могут позволить себе, но этих дизайнеров надо поддерживать, потому что они двигают моду в целом. Даже если вы не будете носить это каждый день — купите эту вещь чтобы дать им возможность развиваться и двигать могу. И с точки зрения формирования рынка моды, да — Лиле, наверное, и надо сбавить обороты, а с другой точки зрения формирования человечества, она что-то замечательное придумывает, и за ней пойдут остальные.

А как думаешь, что больше всего тормозит развитие украинской моды?

Наш возраст — еще совсем рано, только же началось все. И тормозит еще, что начала мода развиваться в период потребительского бума. Хотя, с одной стороны это многих втягивает в этот «деньгоскач», но на контрапункте есть такие, как Яся Хоменко. Ей говорят, что с точки зрения бизнеса это не рентабельно, это не будет продаваться. А она отвечает: «Ок, это моя идея, я хочу ее до конца довести. Я не могу с вами спорить, потому что я идею свою не реализовала еще».

Тормозит моду наше южное безвкусие, и опять же — на контрапункте южного безвкусия возникают такие как Ксюша Марченко и Лиля Литковская. У меня мечта, когда кто-то из украинской безвкусицы, сделает стиль.

А как думаешь, что ярче всего определяет украинскую безвкусицу? Какие элементы?

Думаю, коммуникация в стиле «Take me, love me, touch me, fuck me».

Ты веришь, что у каждого человека есть предназначение в жизни? И у тебя лично?

У меня реально есть — я должна спасти мир. Другого ничего не вижу. У меня все гуманитарно, я решила с этим согласиться — рожаю детей, пложусь-размножаюсь, занимаюсь хорошим делом, мне это приятно, уютно, комфортно. Было одно время, когда удобно было быть не хорошим, а плохим. Отсюда культура панков. Раньше эстетика протеста мне нравилась, отсюда и любовь к Вествуд и т. д. А может, я много на себя беру. Но честно говоря, другого не вижу:)

Фото: Юлия Тигнян

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: