Cпецпроекты

«Я отличалась от всех, а таких никогда не любят»: как живут украинские трансгендеры


0 5 125
bit.ua пообщался с Адрианой Дорониной, Кирой Маркс и Сашей Шаталовой о том, с чем сталкиваются трансгендеры в Украине: от неоднозначных реакций родственников до принудительной реабилитации в психиатрической лечебнице.

Андриана Доронина

oh8a4633

О необходимости перемен

На самом деле это не произошло в один момент. Это было во мне всегда. Я из маленького города в Крыму и доступа к информации у меня не было. Когда ты чувствуешь себя не в своем теле, это постепенно тебя съедает. Потому очень многие такие люди решаются на суицид.

Я с детства общалась с девочками. Это идет изнутри, хотя ты даже этого не понимаешь. В 3-5 лет приходит осознание. В этом возрасте еще нет социальных ограничений, ведь ребенку позволяют больше. Тогда я надевала женские наряды, смотрела с бабушкой сериалы, плела венки из ромашек или одуванчиков. Сейчас все сидят в социальных сетях, но у меня было другое детство.

Мне очень жалко, когда в Донецке человек работает в шахте, он себя чувствует Машей, а его зовут Сережа.

Я жалею, что это произошло достаточно поздно – в 24 года. С того момента прошло всего два года. После одного из телепроектов и поездок в качестве модели по Европе и Азии я окончательно переехала в Киев. Я поняла, что больше так не могу – это был своего рода суицидальный рубеж. Я оказалась перед выбором: или умирать, или идти дальше. Я поговорила с мамой, сходила в церковь — и поняла, что сколько смогу, столько и проживу. Но не буду изменять себе.

Мне хотелось бы быть моложе, ведь сейчас все легче – совершенно другой обмен информацией. Мне повезло с внешностью: гормоны сделали мою кожу лучше, а грудь – больше. Я никак не меняла лицо, хотя в будущем собираюсь внести небольшие коррективы. Но мне очень нравится мой нос, скулы и губы.

 

oh8a5138

Об отношениях с родственниками

Мне повезло с родителями. У меня большая семья – мама, два двоюродных брата, дядя и тетя, тогда еще была бабушка. Я была очень мягким ребенком, и ко мне относились по-хорошему и очень любили. Это важно, поскольку большинство родителей не понимают и не поддерживают своих детей. Так у ребенка уже в детстве зарождаются комплексы. И навеяны они близкими людьми, а не на улице.

Я отличалась от всех, а таких людей никогда не любят.

Мама отдала меня на танцы и в музыкальную школу, где в основном были женские занятия. В школе я была очень красивой, потому меня часто оскорбляли – говорили, что у меня большие губы, и спрашивали, почему я веду себя как девушка. Я не могла объяснить.

Я отличалась от всех, а таких людей никогда не любят. В таком возрасте очень редко кто-то тебя понимает и поддерживает. В маленьком городке ты оказываешься в замкнутом круге, из которого пытаешься выбраться.

Я из тех, кто любит добиваться поставленных целей и не сдаваться. Хотя многие делают по-другому, путая все это с ориентацией. Но то, как ты себя чувствуешь внутри, от нее не зависит. Если я хочу быть лесбиянкой, геем или гетеросексуалом – я буду. Очень многие путают эти понятия, подменяя одно другим. Люди у нас еще дикие, им нужно прививать толерантность и умение понимать.

О трудностях

Трудности были очень большие. Они есть и сейчас, и связаны по большей части с голосом. Гормоны здесь не очень помогли – он меняется и ломается, но это не то, что мне бы хотелось. Возможно, я буду делать феминизацию голоса. Эту процедуру проводят в Японии, но она очень дорогая – около $8тыс.

Также трудности возникают во время переходного периода – когда ты из-за гормонов уже не парень, но еще и не девушка. И люди это замечают. Мне вслед кричали разные слова, но я шла с гордо поднятой головой и понимала, кто я и куда двигаюсь.
Я также понимаю, почему у людей такая реакция. Мы так воспитаны – есть красное и белое, а что-то розовое – уже дикость. Люди в нашей стране не воспринимают новую информацию. В Европе и Америке совершенно другой менталитет. Но я благодарна, что и у нас молодежь уже понимает, кто я и что мне не повезло.

Мне было бы легче быть геем, но в гармонии с собой. Сейчас же это для меня трагедия – ты находишься в тюрьме своего тела. И нужно иметь очень большую силу, ведь подобные процедуры очень дорогостоящие. Особенно это касается ситуации, когда нет финансов. Нужно работать вдвойне, чтобы не быть проституткой как большинство. Да, это тяжело. Но я горжусь тем, что я сама зарабатываю деньги и добиваюсь всего.

9n3a6828

О стереотипах

Не стоит судить всех по одному человеку. Есть мнение, что раз ты транссексуалка, то какая-то ненормальная, с отклонениями. Но мы такие же, как и все остальные. Просто с другими проблемами.

Я могу быть в большей степени женщиной, чем те, которые таковыми являются от природы, но не дорожат этим.

Я могу быть в большей степени женщиной, чем те, которые таковыми являются от природы, но не дорожат этим. Хочу им пожелать все же ценить свою женственность и красоту, уважать себя и свой выбор. Мне становится страшно, когда я вижу женщин с сигаретой и пивом в руках. Хотя это их право, но они выглядят хуже мужчин.

Я же хочу обратиться к тем, кто находится в депрессии или переживает трагедию, и своим примером показать, что не стоит унывать.

О личной жизни

Для меня очень важна семья, но я сама осознанно рушу личную жизнь. Не каждый мужчина выдержит, что его девушка – транссексуалка, модель, да еще и популярная. В свое время я очень сглупила и вынесла свою жизнь на всеобщее обозрение.

Я бы хотела, чтобы люди не знали, кто я. Тогда создать семью было бы проще. Потому если вы хотите быть публичными, подходите к этому решению осознанно. Я уже взяла на себя миссию рассказывать о существующих проблемах и назад дороги нет.

Мне должно или очень сильно повезти, или это будет мужчина из другой страны – с другим менталитетом и отношением. Нашему придется непросто в подобной ситуации: он вроде как любит девушку, но все вокруг говорят, что в прошлом это парень.


 

Кира Маркс

oh8a4934

О том, с чего все началось

Есть понятие «пол», а есть «гендер». Осознание последнего пришло ко мне позже. До 15 лет у меня был более андрогинный вид – мама не запрещала мне отращивать волосы. Я вела активную жизнь и спокойно общалась с разными детьми. В детском лагере, например, играла в футбол с мальчиками. А потом девочки красили мне ногти, и мы шли гулять.

В 15 лет начался переходный период – увеличился уровень тестостерона, появился кадык и изменился голос. Это был первый звоночек.

У меня было определенное воспитание – меня растили джентльменом. И раз я нормальный парень, то нужно было себя как-то изменить. Я считала, что в чем-то ошибаюсь или заблуждаюсь.

Первый вопрос, который возник внутри меня, был о сексуальности. Мне с детства нравились и девочки, и мальчики. Я отчетливо понимала, что я не гей, но понять причину столь разных мыслей в голове не могла. Подобные переживания были для меня очень странными. Тогда я знала только о трансвеститах, а о транссексуальности и смене пола ничего не слышала.
У меня было определенное воспитание – меня растили джентльменом. И раз я нормальный парень, то нужно было себя как-то изменить. Я считала, что в чем-то ошибаюсь или заблуждаюсь.

Да, разговоры за спиной были. Но агрессии я не ощущала. Через 2-3 года я стала сама объяснять, что происходит. Мне хотелось, чтобы друзья принимали мой новый социальный статус. Я была президентом гимназии. Когда еще до гормонов я начала по-другому одеваться и краситься, одноклассники реагировали спокойно. Возможно, они скрывали свою настоящую реакцию.

У меня были определенные достижения, я нравилась девушкам, но избавиться от переживаний это не помогло. Я понимала, что нужно получить дополнительную информацию. Сначала я нашла андрогинов, но это было не совсем мое. И я дальше углублялась в тему.

oh8a4954

О решении

Гендер нельзя изменить, а пол можно откорректировать. Тогда я еще не осознавала свой гендер. У меня была очень глубокая депрессия, и именно в этот момент я нашла в интернете конференцию. Она существует в Украине еще с 90-х годов и дает возможность тем, кто через это прошел, поделиться опытом.

Я откладывала деньги со школьных обедов на гормоны, которые тогда были дешевле, и понимала, что маме говорить об этом не стоит. Но она все равно узнала – нашла в моих вещах записку к психологу. Мне казалось, что они в этом разбираются и могут помочь, но большинство из них в Украине с такими проблемами не сталкивались и не знают, что делать.

Мама изначально не поверила – посчитала, что все это блажь. Но когда она нашла в моей сумке гормоны, которые я всегда носила с собой, поняла серьезность ситуации. Мы начали сильно ругаться. Так продолжалось около 3-4 лет.

О реакции родственников

В школе я была вынуждена жить с мамой, во время учебы на первых курсах университета тоже приезжала домой. В некоторой степени я и сейчас завишу от нее, а тогда мне пришлось стерпеть очень много унижений и непонимание.

Сначала я молчала и соглашалась с ней во всем, но позже начали сдавать нервы. Последний класс в школе был сложным – перед ЗНО у меня случился срыв и была попытка суицида. Мои родители в разводе, но мы вместе решили, что мне нужно отдохнуть и полежать в больнице.

Так я почти на месяц оказалась в психиатрической лечебнице в Донецке.

Так я почти на месяц оказалась в психиатрической лечебнице в Донецке. Там меня обследовали – делали МРТ головного мозга, пытались выявить шизофрению, но ее не было. Этот период очень сильно повлиял на дальнейшую жизнь. Я не прошла на бюджет, ведь тогда у меня была апатия ко всему и мне было все равно, что будет дальше.

На первом курсе депрессия продолжилась. Я не видела выхода и не понимала, что будет дальше. Были постоянные проблемы с мамой, я жила в общежитии в мужской комнате. Сейчас я понимаю, что трудности закаляют силу воли и характер. Я сказала маме, что в Москве у меня есть связи и я переезжаю туда. Я должна была уже езжать, но в общежитие пришли два человека и просто вывели меня под руки. Так я попала в реабилитационный центр в Донецке. Это тоже был своего рода опыт, я общалась с другими людьми.

oh8a5376

Как только я оттуда вышла, сразу появилась новость о захвате Крыма и начале событий в Донецке. Здание общежития находилось возле СБУ и там все было разбито. Учебы уже никакой не было, я все лето провела дома. Я случайно познакомилась с транссексуалкой из Санкт-Петербурга. Она мне очень помогла – оплатила хорошего психолога из ее города по Skype.

После второго курса я решилась на смену имени в паспорте. Мама начала понимать, что у меня серьезные намерения. Тогда я была уже вдали от нее – перевелась на учебу во Львов. Она мне помогала финансово и даже присылала посылки с платьями. Они мне не нравились, но это был шаг с ее стороны.

Сейчас у нас хорошие отношения с мамой. Она даже предлагала делать операцию в Киеве или Таиланде. Она всегда переживала о том, как на меня отреагирует общество. Но я доказала, что меня принимают в нем. После смены документов у меня было много комплексов, противоречий и стереотипов касательно гендера и социальных ролей. Сейчас мне кажется, это все утрированно. Мои взгляды изменились, когда я попала в общество активисток и феминисток.

В первую очередь мне хотелось удалить кадык, изменить голос, мне не нравился мой размер ноги. Но потом начала размышлять над тем, как с этим справиться. Походы к психологу были не очень результативными. Я поняла, что только сама могу себе помочь.

Некоторое время я внушала себе, что я человек без пола. Если нет мужского и женского, то можно все. Так продолжалось в течение двух недель. Но потом все резко прошло – исчезли комплексы и наступила внутренняя гармония. Мне больше не нужно было ни о чем заботиться.

О роли гендера

Я общаюсь с людьми постарше – на 5-10 лет. И могу сказать, что они не задумываются во время общения о том, кто перед ними – девушка или парень. Точно также они не думают и о себе. Если я с уверенностью говорю, что я девушка, то все меня так и воспринимают.

Если бы гендер можно было выбирать, наверное, я бы все равно осталась парнем.

Были ситуации, когда меня по голосу принимали за парня, но потом сразу извинялись и продолжали общение. Если ты открытый человек, хорошо ладишь с людьми и даешь им уверенность, что тебе можно доверять, тогда им неважно, девушка ты или парень.

Если бы гендер можно было выбирать, наверное, я бы все равно осталась парнем. У нас патриархальное общество, и мне было бы комфортнее быть парнем. Но что-то внутри не давало этого сделать, как бы я ни пыталась.

Себя можно преподносить по-разному. И среди трансгендеров есть, например, бигендеры. Но ты все равно должен выполнять определенную социальную роль в обществе. И я считаю себя девушкой.

oh8a4977

О препаратах

Во многих странах СНГ для покупки гормонов обязательно нужен рецепт, но у нас в этом плане легче. Их можно легко приобрести в аптеке. Большинство использует противозачаточные таблетки, которые не требуют рецепта. В них содержатся синтетический эстроген и блокаторы тестостерона. Купить натуральный эстроген в ампулах в Украине нельзя, потому я заказываю индийский на различных сайтах.

О природе агрессии

Во многом это связано с различием во взглядах. За традиционные ценности у нас часто выступают люди, которые исповедуют православие и придерживаются установок из Библии, а также те, кому близка правая идеология.

Во время недавнего Марша равенства группа людей проводила свой антипрайд с подобными призывами. И, я считаю, они имеют на это право, как и все остальные.

Во время недавнего Марша равенства группа людей проводила свой антипрайд с подобными призывами. И, я считаю, они имеют на это право, как и все остальные. Мне потом было неприятно читать тех же ЛГБТ-активистов, которые устраивали гонения по этому поводу.

Достичь понимания можно, если не применять агрессию и силу. Даже если вы чего-то не понимаете, стоит это уважать. И выбор другого человека. Два года я ходила в своем городе в протестантскую церковь. Там все замечали мои изменения. И хотя мой новый социальный статус не принимали, нам все же удавалось найти компромисс.

Мне всегда интересно общаться с другими группами и услышать их мнение. Как-то я была на конференции правых и даже получила автограф Дмитрия Яроша. Мы говорили около минуты. И у него не вызвал сомнений тот факт, что я девушка.

О стереотипах

Для меня самый главный стереотип – это вопрос сексуальности, которая заложена в нас. Очень часто люди думают, что раз я теперь девушка, то мне теперь должны нравиться парни. И так размышляют даже близкие и друзья. Для них дико, что мне нравятся девушки. Они сразу же задают вопрос, зачем мне все это было нужно.

По опыту общения с транссексуалками из разных стран могу сказать, что часто они или полисексуальны, или же предпочитают девушек. Таких около 60%, еще 40% нравятся парни.


 

Саша Шаталова

14284876_10209483514997442_1554604870_o

О решении сменить пол

Мысли поменять свою самоидентификацию серьезно посещали меня с 16 лет, но страх быть непризнанной и отвергнутой был сильнее. С каждым годом самостоятельной жизни, закаляя себя, я все яснее осознавала, что это — моя жизнь, мне ее жить, и я должна решить для себя: хочу я ее прожить счастливо, либо в вечной борьбе за поиск себя.

1 января 2015 года Саша Шаталов стал Сашей Шаталовой.

Я, как вы уже поняли, отдала предпочтение первому варианту, и не жалею о своем выборе. Таким образом, относительно недавно, 1 января 2015 года Саша Шаталов стал Сашей Шаталовой. Даже над именем думать не пришлось, да и фамилию всегда свою любила. Процесс “перехода” у меня длился очень активно, и легко, ибо мне досталась слащавая внешность, миловидные черты лица, низкий рост, достаточно высокий женский голос. Одним словом, все то что подходит девушке, но никак не парню.

Через 4 месяца я уже была в Питере на операции на грудь, которая прошла вполне удачно. Больше я никаких операций не делала, и не планирую. Гормоны я принимала всего 6 месяцев: несколько до груди, и пару после, чтобы сформировать красивые ареолы. Затем прекратила и начинать не собираюсь, поскольку меня все устраивает. От волос на теле не без труда избавилась с помощью лазерной эпиляции, всем советую. Да и вообще, постоянный уход за собой из кого хочешь сделает принцессу, ну, или около того.

 

О восприятии гендера

Не знаю, правильно это с научной точки зрения или нет, но я полагаю, что все люди рождаются с одинаковой сексуальностью, либо бисексуальными. И далее в роль вступает та самая «социальная надстройка», которая говорит «как надо», как «правильно». Я считаю, что каждый сам волен выбирать себе пол и сексуальность. Ведь никто не будет проживать вашу жизнь за вас, проживите ее в гармонии с собой.

oh8a4556

О стереотипах

Это может показаться смешным, но я, честно говоря, не знаю, какие стереотипы сложились у людей о трансгендерах. На ум приходят только несколько, и то более личного характера. Первое: парни думают, что если они спят с трансгендерами, то они геи. Запомните, геев (парней в моем случае) трансгендеры не привлекают, ну никак. Их привлекают такие же парни, чаще всего брутальные. Трансгендеры привлекают людей со стертыми рамками, open-minded, бисексуалов, либо просто тех, кто ищет новых ощущений в сексе.

Также я заметила на личном опыте, что если ко мне кто-то «подкатывает» (а «подкатывают» очень многие), сразу после того, как я говорю, что я транссексуальная девушка (делаю я это практически сразу), то вся романтика улетучивается. И горе-ухажеры думают, что можно позволить себе некорректное отношение. Хочу, чтобы искренне любил только тот, кто будет знать, кто я, и любовь была взаимной. По-другому никак.

untitled-1

Об агрессии

Люди так агрессивно реагируют на любое проявление инаковости, потому что их такими воспитали.

Точка.


 

Фотографы: Дима Ромас и Антон Софийченко

Одежда и образы для съемки: Dihtyar

Локация: Loft 31

Прически и мейк: MakeUpMe Academy

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: