Cпецпроекты

Даниил Галкин: «Художник – понятие обширное»


0 695 35

_KZO8788
До 15 марта в галерее Bottega и Щербенко Арт Центре проходят две выставки молодого днепропетровского художника, лауреата Специальной премии PinchukArtCentre 2013, Даниила Галкина — «Штрих-пунктир» и «Доказательство». Выставки являются продолжением его долгосрочного проекта «Нижнее Государство», часть которого зрители уже могли не так давно видеть в Карась Галерее.

На художественную сцену Киева Даниил уверенно взошел в 2011 году, когда получил гран-при конкурса МУХі 2011 (Молодые Украинские Художники) и стал номинантом PinchukArtCentre Prize 2011. Концептуальный подход в его творчестве прослеживается еще на уровне определения понятия художника и авторства — в 2009 году Галкин «создает» экспериментальную арт-группу «2222», которая на самом деле состоит из альтер-личностей его одного. Мы поговорили с Даниилом о том, почему он так себя позиционирует, конкурсных проектах для PinchukArtCentre Prize, а также о мифологизации и самоидентификации.

Сейчас в галерее Боттега и Щербенко Арт Центре проходят две твои выставки на тему социализации и сложного многоуровневого устройства любого государства. Чем навеяна идея долгосрочного проекта «Нижнее государство» и что это за проект? Имеет ли он какие-то отсылки к текущим событиям в Украине?

Оба проекта являются частями долгосрочного проекта и были заявлены более полугода назад, не только для согласования и организации их на площадках, но и получения гранта на их создание, который мы получили в прошлом году от фонда «Развитие Украины» Рината Ахметова. В связи с событиями, которые сейчас протекают в Украине, они были бы перенесены, но обязательства перед фондом делают это невозможным. Их актуальность, как нож в спину: с одной стороны, это как предвидение последних событий, да… Но для восприятия публикой — это не очень хорошо, ибо люди настолько наэлектризованы и эмоционально перегружены, что проект не может быть воспринят должным образом, трезвым взглядом со стороны. Но я могу ошибаться.

В проекте «Доказательство» идет речь о спекуляциях в разных областях на почве трагедии, в том числе и в художественной среде, ведь это и есть преступления в искусстве, не говоря уже о моральной точке зрения подхода к подобным вопросам. Мы нарочно не стали инкриминировать преступления по каждому из пунктов, чтобы не быть очевидными, по этой же причине место преступления, в виде карты Украины, созданной из пуда соли, с контуром из скотча, осталось необозначенным.

В свою очередь, «Нижнее Государство» имеет свои территориальные контуры, которые будут замкнуты после реализации серии выставок, завершающихся проектом, который по вопросам морали не может быть показан в публичном месте, с чем мы совершенно не согласны. Поэтому пока мы не получим разрешение на проведение этого проекта, «Нижнее Государство» будет существовать.

IMG_9487

Выставка «Доказательство» в Щербенко Арт Центре

Какая структура этого «Нижнего Государства» как государства? почему «Нижнее»?

Нижнее Государство — это уничижительное название, которое необходимо трактовать сквозь образ политических деятелей, злоупотребляющих своими должностными обязанностями, обыгрываемое в одной из строк одноименного гимна «Нижнее белье облегает «Нижнее Государство», которая в свою очередь является ссылкой на серию работ «Корсет для президента». Поэтому на украинский язык переводится как «Спідня Держава».

Расскажи, пожалуйста, о концепции арт-группы «2222», состоящей из альтер-личностей одного автора, то есть тебя, и от имени которой ты выступаешь. Откуда в твоей творческой деятельности появились понятия «Министерство Духовности», «Министерство Любви» и т.д.?

2222 – это паразиты на ампутированной ноге общества, а также фантомная боль на месте ее отсутствия. Я не могу говорить от имени одного, так как деятельность арт-группы состоит и зависит от большого количества людей, начиная от подрядных работников, кураторов, арт-критиков, коллекционеров, покровителей и уборщиков, заканчивая альтер-личностями меня самого, сосредоточенных в одном теле, которое является такой же, как и вы, частью одного тела общества, формирующих и делающих возможным реализацию наших идей.

вив-700x466

Personality Vivisection (daniilgalkin@gmail (14)

Проект «Вивисекция Личности» на выставке «Незалежні/Independent» в Мыстецком Арсенале, 2011

Мне кажется, большинство твоих проектов (например, «Вивисекция Личности», «БДСМ-2222», «Queer TIME») и сама арт-группа «2222» (ведь в интервью ты всегда говоришь «мы») обыгрывают идею самоидентификации и определения человеком себя. Что ты в это вкладываешь? Что для тебя есть понятие самоидентификации?

Я не могу ответить на этот вопрос однозначно, ведь каждый из проектов является работой не только с публикой, но и самим собой. В жизни много действующих лиц, но главных персонажей — не так много. Искусственно созданный двойник, прячущий под маской одну из моих альтер-личностей или я сам, задаваясь вопросом, кто из нас главный герой, понимаю, что мы оба, ибо нет никакой разницы между тем, кто будет представлять каждую из работ «Нижнего Государства», так как эти работы мог создать любой другой и суть от этого не изменилась бы.

В жизни постоянно приходится стоять перед выбором между воздержанием и злоупотреблением. И я каждый раз злоупотребляю, даже когда воздерживаюсь. Осознание того, что мне необходимо больше, чем требуется, сформировало в какой-то степени собственный стиль. Говорю себе: ни больше, ни меньше, то есть, между двух зол я выберу большее и разделю его пополам.

Быть самим собой я могу лишь благодаря арт-группе 2222, осуществляя задуманные идеи, искать ответы на поставленные вопросы становится возможным. Речь идет о том, что мои альтер-личности составляют единое целое одного, при этом являясь разделенными на четыре части. А проекты, о которых вы упомянули, говорят о том, что от себя сбежать невозможно, вместо того можно стать на беговую дорожку. Кто-то бегает в колесе, то есть прибит к обочине, а кому то предстоит открыть для себя бесчисленное количество горизонтов, ведь он не один — горизонт, но с этим фактом многие не согласны.

В конце прошлого года ты получил Третью специальную премию конкурса молодых художников PinchukArtCentre. Как ты относишься к этой награде, учитывая, что ты уже второй раз принимаешь участие в конкурсе PAC?

Мы получили самую специальную из всех премий ПАЦ, что является для нас большим комплиментом, ведь институция даже не успела изготовить табличку с моим именем, что говорит о бескомпромиссном решении жюри о необходимости ее введения в самый последний момент. А также это потрясающая возможность быть резидентом у одного из знаменитых уже художников, а чье это имя – пока остается даже для меня загадкой, т.к. сейчас ведутся переговоры с участниками данного события.

Но если рассматривать конкурсные места, то они меня совершенно не заботят, наша доска почета всегда заполнена другими портретами, не своими, вдохновляющими и стимулирующими вперед, а не формирующими тепличные условия, ведь я не инкубатор, а скорее холодильник.

_ILL1465

Проект «Турникет», выставка 20-ти номинантов на премию PinchuArtPrize 2013

Расскажи, пожалуйста, как и почему пришла идея в этот раз сделать абсолютно интерактивную работу – «Турникет»? Ведь выбора взаимодействовать с ней или нет, у посетителей выставки не было, – хочешь увидеть другие проекты, пройди через этот.

Для того, чтобы вызвать внутренний конфликт у зрителя, приходится идти на провокации. На открытии я наблюдал за людьми, как они по-разному преодолевали препятствия из турникетов, некоторые и вовсе отказывались, таких было процентов пять. Это говорит не только о нежелании понять, о чем идет речь в данной работе, но и в целом — неспособность преодолевать самих себя, что уже говорить о борьбе с внешними препятствиями, устанавливаемыми системой.

Мне бы хотелось, чтобы данная работа повлияла на течение времени, приостановив каждого зрителя не только в прямом, но и переносном смысле, предоставив возможность переоценки происходящего; послужить подножкой для каждого, травматичным психологическим опытом на пути к самоидентификации.

Суть в том, что когда берешь что-то из общественной среды и переносишь в выставочное пространство, как и должно быть, люди по-другому смотрят на тот или иной предмет, но подобные эксперименты имеют успех лишь в том случае, когда публика встречает данный объект в естественной внешней среде, где он продолжает работать.

Твой проект для конкурса PAC 2011 «БДСМ-2222» («Берегите(сь) Детей: Соблазнительные Малявы») исследовал тему детской сексуальности. Многих отпугивает уже только само это словосочетание, а тебя тогда обвинили в распространении педофилии и детской порнографии, если я не ошибаюсь. Расскажи, почему тебя волнует эта тема?

В министерства 2222 приходят заявки, на ту или другую тему, нуждающуюся в раскрытии. Они тщательно перебираются, обсуждаются и утверждаются. Так же произошло и с выставкой БДСМ-2222, видимо, не только я нуждался в ее исследовании, ведь сразу после открытия появилось столько несогласных, а вопросы, вызывающие возмущение, всегда будут актуальны, ведь именно они и являются теми паразитами, служащими вспышкой гангрены на теле общества.

Это проблема системы образования: если нам удалось вызвать резонанс, значит, проект работает и принесет пользу обществу, во всяком случае, хотелось бы в это верить, ибо это и есть процесс взаимодействия художественной среды с внешним миром, а в лучшем из случаев — и лекарственным препаратом. Художник – это понятие обширное: можно быть кем угодно, но, как меня учили в детстве, не важен способ — важен результат.

63_ok

Проект «БДСМ-2222» в PinchukArtCentre (2011)

Также, глядя на твои проекты, возникает ощущение стремления к мифологизации… Например, символы власти «Нижнего государства» ты описываешь уже в другом проекте — «Брошь страха». Ты пытаешься создать один большой миф, одну целостную историю построения социального мира?

Да, вы правы. Вся наша деятельность завязана на идее формирования одного долгосрочного проекта, формирующего цельную картину мира, замочную скважину или дыру в холсте, сквозь которую будет пролит свет на все аспекты жизни современного человека. 2222 — это целый метрополис, со своими министерствами, министрами культуры и жителями, которыми и является публика, приходящая на наши экспозиции. Спустя какое-то время будет проведена красная линия сквозь все проекты, которая как клубок в лабиринте заблудит и выведет на свободу каждого зрителя, но для ретроспектив еще слишком рано, ведь мы только закладываем фундамент.

278124_3917592070889_92553608_o

Проект «Картина мира» на Arsenale (2012)

У тебя часто проходят выставки в твоем родном городе – Днепропетровске? Вообще как ты оцениваешь культурную среду этого города?

В моем родном городе у нас еще не было ни одной персональной выставки, когда как в Киеве проходит уже восьмая по счету.

К сожалению, в Днепропетровске визуальное искусство не доступно на всех уровнях, ибо отсутствуют институции и галереи, вообще вся инфраструктура арт-среды, поэтому вполне очевидно и отсутствие молодого поколения художников. Это большое упущение. Лишь благодаря «Я Галерее» в Днепропетровске узнали, что такое современное искусство, но одной галереи мало для того, чтобы формировать культурное население всей центральной Украины. Мы заинтересованы в децентрализации собственного творчества, но отсутствие площадок делает это невозможным, а любое направление в искусстве, даже если оно не нуждается в стенах, требует подготовки публики и поддержки со стороны, как государственных, так и частных организаций.

Например, демонтаж памятников Ленину – вполне художественный проект, но если данный процесс не узаконить и не представить как произведение акционистского искусства, он будет всегда трактоваться как акт вандализма. Ну а вопросы правомерности тех или иных действий художников — это совсем другая почва для рассуждений, которая также нуждается в пространствах для их обсуждений.

И последний, традиционный вопрос: что тебя вдохновляет или откуда приходят идеи?

Термин Вдохновение — это устаревшее понятие, художник постоянно включен в процесс исследования и переработки всего того, что происходит с ним внутри и его взаимодействия с окружающим миром, что впоследствии называют рефлексией на окружающую действительность. Невозможно ходить с закрытыми глазами, иначе запутаешься в колючей проволоке. Отчуждение от внешнего мира прямо пропорционально влияет и на формирование внутреннего мира, поэтому вполне естественно высказываться здесь и сейчас, перерабатывая настоящее время сквозь прошлое, тем самым формируя будущее, свое и, соответственно, окружающего мира в целом.

Всегда есть элемент неожиданности, нечто непредсказуемое. Если мы не будем предвидеть непредвиденное и ожидать неожиданное в мире бесконечных возможностей, то окажемся во власти явлений, которые будет легко классифицировать, тем самым умерщвляя саму суть искусства.

 

Фото предоставлены автором. PinchukArtCentre, Алексей Потемкин (с), Щербенко Арт Центр, Алекс Чебан.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: