Cпецпроекты

На лбу себе набей: мастер тату Андрей Дашевский о том, как татуировка на лице меняет жизнь


1 1338 445

«Первым меня увидел мой близкий друг. Он замер, выдохнул, и спросил: «ты же понимаешь, что теперь люди никогда не будут смотреть тебе в глаза?». И оказался прав. В глаза мне многие не смотрят до сих пор», — Андрей Дашевский, киевский мастер тату.

Текст — Оксана Романюк                                                                                          

Альма-матер

1111

Я родился и вырос в небольшой деревне на границе Киевской и Винницкой областей. Численность населения – тысяч 5, не больше. Но сельским парнем я себя никогда не считал. Поселок был сформирован «на голом месте» — никакой тебе деревенской романтики, парного молока и зеленых пастбищ. ПГТ наш называли «понаехаловск» — почти все были городские, приезжие.

Воспитание

Учился в обычной школе, а любовь к «нестандарту» прививали, в основном, родители. Мама с детства воспитывала любовь к искусству, а отец – к природе и фотографии. Он часто таскал меня по рыбалкам, горам и рекам, учил жить в природе, а не рядом с ней.  Все самое ценное я получал дома, а улица меня не воспитывала. Скорее, я ее.

Однажды, помню, папа затеял разговор «по-душам». О том, что друзья научат меня плохому. Я тогда как-то очень по-взрослому ему ответил, что всему и всех я научу сам. И плохому тоже. Папа мне тогда поверил, и к этому вопросу мы больше никогда не возвращались.

О детстве у меня раньше было много воспоминаний. Я точно помнил даты, имена, детали. А какое-то время назад я свою память взял – и отформатировал. Как флешку. Мне захотелось «обнулиться».  Теперь, даже если очень постараюсь, не могу вспомнить почти ничего. Не удается стереть из памяти только смерть мамы. Мне тогда было 15. И это самое страшное, что случалось со мной в жизни.

Кем я хотел стать, когда вырасту

121212

Еще в младшей школе нас как-то попросили написать то самое, избитое сочинение на тему «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь». Весь урок одноклассники увлеченно строчили длиннющие тексты и фантазировали. Я написал одну строчку – «хочу стать грузчиком». И единственный во всем классе получил пятерку – в моем сочинении не было ни одной ошибки. Я попросту тогда не понимал, кем хочу стать, и как в таком возрасте детям вообще могут задавать подобные вопросы.

Образование

Учеба всегда и везде давалась мне легко. Может, поэтому я ее постоянно бросал. Мне элементарно становилось скучно. В первый университет в Виннице я поступил по настоятельно принудительной просьбе отца. Мне хорошо давалась математика, и он увидел в цифрах мое «светлое будущее».  Это самое будущее я уже через год искал в другом ВУЗе – в Чернигове. Мне тогда показалось, что из меня получится неплохой юрист. Закончилось все – уже в Киеве, где я в вольном порядке посещал лекции по искусству в университете технологий и дизайна. По итогу у меня – 4 высших. И все – не окончены.

В каждое из этих учебных заведений я поступал сам. И сам же их бросал. Меня никто никогда не выгонял. Просто в какой-то момент приходило осознание того, что я трачу время. Интерес прошел – а значит – нужно двигаться дальше.

Думаю, с математикой у меня все же могло что-то сложиться. Но настоятельность отца отбила охоту. Мне хотелось делать все ему вопреки. Да и увлечения мои всем казались «несерьезными». Мне нравилось рисование, музыка, журналистика. Хотя, рисую я до сих пор. Это право у меня таки получилось отвоевать.

Как я оказался в Киеве

101010

В Киев я приехала без какой-либо определенной цели. В кармане была сума денег, которую я хотел потратить на какое-то барахло. Оказалось, что ее хватает ровно на билет в столицу. Вот я и поехал. В поезд я сел с 27-ью копейками в кармане. Это число я запомнил на всю жизнь. Уже в Киеве, на вокзале, я понял, что мне негде жить и не к кому идти. Так и остался на ночлег в зале ожидания. На каких-то 30 дней.

За это время случалось всякое, но вспоминать об этом не хочу. Не потому, что стыдно, или жалею. А просто неуютно как-то становится от одних только воспоминаний.

Потом меня каким-то чудным образом взяли на работу в солидный столичный магазин солнцезащитных очков. С коврами, люстрами и униформой. До сих пор ума не приложу, КАК меня тогда приняли на работу. После месяца жизни на вокзале выглядел я, мягко говоря, немного подуставшим. Но мне почему-то поверили. И я сразу начал зарабатывать довольно неплохие на то время сумы денег.

Свою первую зарплату, как сейчас помню, я потратил на еду. Снял дешевую гостинку, купил новую футболку, и много-много еды. На работе я даже попросил выходной, закрылся дома и просто ел. Это было для меня важно. Я тогда был по-настоящему счастлив.

Первые татуировки

13131313

Первая тату появилась у меня на шее в 14 лет. Машинку я сложил сам – из подручных материалов. Набить попросил друга, а тот даже рисовать толком не умел. Я все сделал сам – нарисовал эскиз, подготовил инструмент, ему оставалось только бить. После этого эксперимента, татуировок мне не хотелось еще долго. Не потому, что было больно, а потому, что я не понял зачем. Это для меня был больше вызов. Родителям, обществу, самому себе, но к искусству татуировки это не имело никакого отношения. Позже, в качестве развлечения, организовал соревнование среди друзей. Они по очереди должны были набивать рисунки на моей ноге, а я по итогу – выбрать победителя. Никто из них до этого момента машинку в руках не держал – это было условие.

И каждый рисовал только то, что хотел. Я тогда думал, что однажды закрашу эти «партаки», и оставлю только победителя. Но сейчас понимаю, что это для меня память. Вот есть у людей фото альбомы с друзьями, а у меня вот – тату-нога.

О татуировке на лице

Не помню, когда точно пришла идея сделать тату на лице, но вынашивал я ее долго, даже эскиз придумал, нарисовал. А когда решился, еще дольше не мог найти мастера, который согласится ее набить. Отказывали все, даже близкие друзья. Они считали, что я сошел с ума, и когда из этого состояния вернусь – приду им мстить за то, что изуродовали.

В итоге, один из друзей мне эту татуху попросту проспорил. Я ткнул пальцем в первую попавшуюся картинку в салоне, чтоб он не успел передумать.

Первым меня увидел мой близкий друг. Он замер, выдохнул, и спросил «Ты же понимаешь, Дашик, что теперь люди никогда не будут смотреть тебе в глаза?» Через 2 часа его попустило, и ему даже понравилось. Но он таки был прав. В глаза мне многие не смотрят до сих пор.

Жизнь после

1414141

Татуировки изменили все. Полностью и абсолютно. И дело даже не в отношении прохожих, незнакомых, или кондуктора в метро. Татуировки на лице стали отправной точкой моей новой жизни. Жизни после. Отсеялось очень много людей, которых я раньше считал близкими. Они крутили у виска, и просто больше не звонили. Для меня это была отличная проверка на вшивость.

Я же, по натуре, большой добряк, и люди этим пользуются. Раньше я хотел это изменить, стать жестче, обозлиться, в конце-концов. Но, ничего не вышло, и я смирился. Решил, что буду всю жизнь добряком. Пусть пользуются.

С родственниками мы уже давно играем в одну незатейливую игру – они делают вид, что не замечают, а я – поддаюсь. Никаких комментариев с их стороны по поводу татуировки я не услышал, да и мне не особо интересно.

Ловец взглядов

В любой компании, в любом месте, в любой ситуации – я не останусь незамеченным. Когда хочу, чтоб на меня не смотрели – надеваю шарф, шапку, и огромные очки. Хотя, это бывает редко. К вниманию я привык, но оно, конечно, бывает разным.

Зачастую люди почему-то злятся, пугаются, а еще стараются всячески обидеть. Старики нарекают антихристом, несколько раз даже утверждали, что меня стоит сжечь на костре. Часто слышу упреки в адрес своих родителей – мол, не доглядели, не так воспитали.

Я в ответ всегда молчу, и благодарю небеса, что эти люди не мои родители. А вот дети – наоборот. Радуются, подбегают, рассматривают. Они не стесняются, не боятся нового, они открыты. А я открыт им. Самые большие мои поклонники – это племяшки. Когда долго их не вижу, начинаю болеть.

В последнее время замечаю, что агрессии от посторонних становится все меньше. То ли люди ко мне привыкли, то ли Украина действительно меняется. За границей чувствую себя намного комфортнее. Люди там тоже смотрят, но бегло и отстраненно. Не пытаются залезть в душу, или дать свою оценку. У них в глазах – чистый интерес. Не более.

Смешные и не очень истории случаются со мной теперь каждый день. Люди буквально падают с велосипедов, разливают напитки и спотыкаются, глядя на меня. Это все мне напоминает кадры из фильма, а я в нем – главный герой.

Не жалею ли я?

Не представляю свою жизнь без татуировок. Не жалел и вряд ли когда-нибудь пожалею о том, что сделал. Мы с ними – неразделимы. Андрей Дашевский – это Андрей Дашевский с татуировками на лице и теле. И не иначе. Как-то раз я участвовал в реалити-шоу на одном из украинских каналов. Прошел все испытания, ел пауков, прыгал с крыши, а когда нанесли грим, скрывающий мои тату, не смог продержаться в комнате с зеркалами и двух часов. Сдался.

Смотреть на себя без татуировок – это для меня психологическая травма. Я просто не узнаю того мужика, который смотрит на меня из зеркала. Он меня пугает. Он – чужак.

О главном в жизни

Я не считаю себя уникальным, не считаю себя звездой. Я – самый обычный, среднестатистический украинец. Я люблю свою девушку, мечтаю об уюте, собственном доме и детях, конечно. Без них все в жизни не имеет смысла. Но с татуировками им придется немного повременить. До 18 – никаких наколок, а потом – пусть делают, что хотят. Но мне бы не хотелось, чтобы они повторяли. Зачем миру второй я? Думаю, ему и так достаточно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

1 комментарий

сначала новые
по рейтингу сначала новые по хронологии
1

О Дашике я узнала много лет назад от своих друзей, с которыми он тусил на Хортице. Каким-то чудом то, как я его представила себе по рассказам совпало с реальностью) Крутой чувак! Полный восторг.

Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: