Cпецпроекты

Как художник из шахтерского городка стал продаваться на Sotheby’s


0 1180 119

Работа украинского художника Романа Минина была продана на Sotheby’s за 7500 фунтов стерлингов. Именитые аукционные торги Sotheby’s и Phillips уже не новость для Минина – украинские и зарубежные коллекционеры регулярно покупают его картины с молотка. И это далеко все, чем может похвастаться молодой художник из шахтерского города Димитров. Арт-блогер Евгения Смирнова побеседовала с Романом и рассказывает его историю. 

“Когда я впервые отправлял работу на аукцион, то слегка перестарался с упаковкой – она была красивой, но оказалась тяжелой и не выдержала падения с высоты погрузочной конвейерной ленты в самолет. В итоге: упаковку разбили, раму круглой работы повредили, картину частично помяли, – вспоминает Минин. – Мне прислали фотографии прибывшей на аукцион работы и я, конечно, подумал, что первый блин комом. Но благодаря помощи друзей в Лондоне картину удалось отреставрировать. На торгах ее купил неизвестно кто, но главное, что действительно купил. Для меня это был нервный, но удачный опыт”.

О художнике 

minim2

Роман Минин вырос в шахтерской семье в небольшом городе Димитров Донецкой области. Учился в Харьковской академии дизайна и искусств. Причем сразу, благодаря врожденному художественному таланту, попал на второй курс. Учеба в Харькове наложила свой отпечаток – Минина часто называют харьковским художником. Хотя, картины, прославившие его, посвящены горнякам – тем, кто окружал его с детства.

Работа Минина «План побега из Донецкой области» стала настоящим прорывом современного молодого украинского искусства на иностранных рынках, благодаря ей о художнике узнали за пределами Украины. Другая картина – “Практика большого взрыва” – в 2014 году была продана на аукционе Contemporary East Sotheby’s за $8200 и принесла еще больше лавров украинцу.

О творчестве

минин_работа

Если с красивыми упаковками для своих работ Роман Минин больше не экспериментирует, то в творчестве – проводит различные опыты. Помимо монументального искусства, ему близки стрит-арт, фотография, инсталляция.

“Сейчас работаю над витражами с искусственной подсветкой, пробую новые материалы. Это дорогие и технически непростые проекты. Вообще люблю заниматься сложными идеями», – признается художник.

При этом, отмечает он, многим художникам в Украине приходится приспосабливаться, использовать вещи под рукой или под ногами, которые удобно перевозить и легко продавать при минимальных затратах.

Но эта история уже не для Романа, ему близко иное искусство. «В прошлом я часто использовал материалы со свалки для своего творчества, но всегда мечтал работать с качественными материалами и монументальными проектами. Мне нравится расписывать стены, работать с большими плоскостями. Чем сложнее проект, тем мне интереснее. Когда мне доверяют непростые, дорогие проекты – вот это действительно драйв. Хотелось, чтобы подобное случалось чаще», – отмечает он.

Роману Минину не чужда творческая благотворительность – текущим летом-осенью он вместе со своими коллегами – Жанной Кадыровой, Таней Войтович, Алевтиной Кахидзе и группой GAZ в рамках проекта Small Heart with Art займется художественной росписью одного из корпусов главной детской больницы Киева ОХМАТДЕТ. Большие плоскости, сложная идея – все, как любит художник.

Один из последних проектов, в котором принимал участие Роман, – «Slovenia\ART SKANING» – о том, как государство использует искусство для популяризации своего положительного имиджа. “Словения сейчас действительно на хорошем счету. Но они продолжают вкладывать деньги в имидж. Например, работают с украинскими художниками, которых везут к себе, «кормят» впечатлениями и просят потом ими поделиться. Это хороший пример для многих стран”, – уверен Минин.

Об украинском арт-рынке

Minin1

Роман Минин хвалит коллег и уверяет, что в Украине есть художники, которые могут составить достойную конкуренцию на международном рынке. Просто время сейчас не очень подходящее для развития внутреннего арт-рынка. Дескать, все заняты политикой, войной и другими более жизненными хлопотами. Никому особо дела нет до современного искусства.

«Когда я учился в школе, на рынке впервые появились жвачки. Но одно дело жвачки, которые пережевывали, клеили под парты и снова жевали. Другое дело – вкладыши. Их собирали, паяли книжки для их хранения, на них играли. Вот это был рынок!»

«Образно выражаясь: когда богатые люди будут покупать “дорогие жвачки” ради вкладышей, чтобы играть, обмениваться ими, тогда появится азартный арт-рынок. Сейчас в Украине столько проблем, что мало кто может позволить себе быть ребенком, играть публично в искусство, увлекаться этим. Это одна из причин скудности «флоры» и «фауны» украинского искусства, нам нужны соответствующие «климатические условия». До войны, конечно, было больше меценатов. Видимо, они все разъехались, ждут подходящего климата”, – подытоживает художник.

«Когда я вкладываю в проект свои деньги – это свобода, я ни от кого не завишу. Если бы я сотрудничал с различными грантовыми институциями, перед которыми нужно не только отчитываться, но и следовать определенным трендам, этой творческой свободы я бы не имел»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Тэги:

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: