Cпецпроекты

Как технари победили гуманитариев и почему это плохо


0 5109 38
В гуманитарных вузах - недоборы и обшарпанные стены. Все хотят быть айтишниками. Материализм, точные науки и big data посмеиваются над культурологией и философией. Как мы до этого дожили? И что с этим делать?

Сначала мы потешались над «компьютерщиками». Раньше нам казалось, что существование этих людей, склонных к точным наукам, сведено к чистой функциональности. Винду, скажем, переустановить или перекинуть какие-нибудь драйвера для видеокарты. А верхом их профессиональной перспективы считалось место системного администратора в затхлом компьютерном клубе. Никто не вникал в строчки программного кода, зато все смеялись над сериалом The IT Crowd (или «Теорией большого взрыва») и классической шуткой про «а вы пробовали выключить, а потом включить?».

Тем временем, «компьютерщики» готовили реванш, который в последние годы наступил по всем фронтам. И оказалось, что невинная шутка про «выключить/включить» – это не просто техподдержка по телефону, а в том числе и Quality Assurance, где зарплаты стартуют минимум с 500-600 долларов в месяц. Да и никакие они не «компьютерщики», а айтишники. Получают в баксах и чувствуют себя лучше всех на фоне повсеместного «кризиса». Поп-культура ответила на эти перемены мгновенно – и нам всем пришлось волей-неволей познакомиться с культурой технологических стартапов, подытоженной ироничным сериалом Silicon Valley. В котором, конечно, айтишников снова стебут, но стебут уже элегантно и с большой любовью. Как будто признавая их торжество над всеми вокруг.

tumblr_mksforKG0a1r7uzawo1_1280

Но проблема, разумеется, не в профессиях. Повышение спроса на айтишников и стремительный рост и развитие информационных технологий – это как раз-таки абсолютно закономерная и логичная история. Дело в другом: вместе с этими переменами на авансцену вышел монстр под названием Big Data. «Большие массивы данных» – вот самое модное и актуальное словосочетание на сегодняшний день, а не эти скудоумные шуточки про хипстеров в коворкингах. Теперь мир исчисляется в цифрах. А инвесторы вашего стартапа, скорее всего, уйдут со встречи под каким-нибудь предлогом, если вы вместо конкретной бизнес-модели и результатов опросов фокус-групп начнете что-то мямлить про «идейную составляющую».

Изменилось и потребление культуры. Никто больше не читает рецензии на фильмы, как бы ни изощрялись несчастные и вымирающие как вид кинокритики. Зачем читать полотно субъективного текста, если можно просто глянуть рейтинг на IMDB или Rotten Tomatoes? Среднестатистический зритель доверяет «гласу народа», выраженному в беспощадных цифрах. И не дай бог фильм окажется неоднозначным, вызывающим вопросы, с открытой концовкой – рейтинги не оставят ему шансов. Главные музыкальные сайты мира вроде Pitchfork и Rolling Stone продолжают выставлять новым альбомам оценки – и зачастую эта оценка, вынесенная наверх в статье, решает все, а текст под ней читают в лучшем случае наискосок.

Доходит до того, что обеспокоенные таким положением гуманитарии массово бегут переучиваться, хотят заскочить на разогнавшийся IT-поезд и тоже «получать в баксах». Да и вообще, неприятно чувствовать себя чмошником, если не знаешь, как красиво начертить таблицу в экселе или исправить мелкий баг своего компьютера. Потому что динамика жизни тоже поменялась.

Скорость, релевантность и точность побеждают взвешенное, неторопливое мышление. Мы все оказались под колпаком у технократов. Последствия их диктата подстерегают нас на каждом шагу.

nicolas-sassoon-18.ANI-GIF.com

Когда ты приходишь на первое свидание с девушкой, тебе вполне легко может прилететь вопрос о твоих целях в жизни (вместе с изучающим взглядом), а невинное «чем ты занимаешься?» окажется не таким уж и невинным. Конечно, не все такие прагматичные, но то, что их процент сильно вырос за последнее время, отрицать глупо.

Идем дальше. Раньше поступление на факультет английского языка и литературы считалось шагом в ногу со временем. «Весь мир говорит на английском». Сейчас подобное решение (или соответствующий диплом) вызывают у окружающих в лучшем случае сдержанную усмешку. «И кем ты будешь, преподавателем?». Да и вообще, эта уничижительная шутка про «кем ты будешь работать» сегодня отпускается в адрес практически любого выпускника гуманитарной специальности (по традиции больше всего достается философам).

Распределение зарплат тоже больно бьет по самолюбию ранимого гуманитария. Он думает о судьбах народов, пишет прекрасные тексты, в которых затрагиваются сложные и вечные темы. Ходит на политические акции, снимает короткометражки. Но финансово лучше (как минимум в несколько раз) себя чувствует, скажем, человек, который вместо текстов пишет удачные игрушки для iOS.

От эпохи, когда все, начитавшись «Generaton П» пополам с «99 франков», мечтали работать в рекламе, тоже не осталось и следа былого величия. Прогрессивные агентства давно ушли в цифру и делают проекты на пересечении IT-технологий и медиа, а от рядовых солдатов индустрии (например, SMM-менеджеров) требуют в первую очередь не «креатива», а конечный результат. Цифры KPI, вовлечение на постах в соцсетях, рост аудитории, вот это всё. Куда же ушло творчество и «манипулирование массовым сознанием» по заветам Вавилена Татарского? Ответ, опять же, простой: весь «креатифф» ушел в IT. Они все забрали и перетянули одеяло на себя. Магия покинула обычные тексты и переместилась в строчки программного кода.

И все это – не то чтобы завистливые жалобы гуманитариев. Подобными вопросами задаются, к примеру, и в журнале The Atlantic, выпуская вот такие слегка тревожные эссе о том, насколько важно изучать гуманитарные науки в эру диджитала.

animation_naturale_by_visual_artist_nicholas_sassoon_1

Но истина, как обычно, где-то посередине. Люди будущего, достойные представители эпохи Цифрового Ренессанса – это не айтишники, разрабатывающие мобильные или десктопные приложения для бостонской фирмы. Впрочем, и не гуманитарии, которые в ответ на вопрос «какой фильм посмотреть?» прочитывают тебе целую лекцию и страдают графоманством в соцсетях. Люди будущего – это те, кто способен быть мультизадачными и кроссплатформенными. Вот где-то на стыке мемов про «типичного гуманитария» и «айтишника в вакууме». Ну, и все-таки не стоит вестись на массовый психоз, связанный с зарплатами в IT — это вообще самый худший вариант. Такой же плохой вариант, как и презрение ко всему, что не умещается в массивы данных и четкие алгоритмы.

Философия — это важно. Да и художественная литература, собственно, тоже — от нее не стоит прятаться за прочтением одного лишь прикладного нон-фикшена. О значимости культуры в роли человечества говорит big data в виде истории нашей цивилизации. Главное, чтобы компьютерные нейросети больше не пытались сочинять стихи в духе Егора Летова. Такого будущего мы точно не хотим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: