Cпецпроекты

«Гей-парад» – это история типичной украинской семьи, воспитанной «95-м кварталом»


0 3668 232

Красная дорожка из старого линолеума, возвышающийся на помосте унитаз, разбросанные по полу сосиски и «радужный» флаг – мы на репетиции спектакля «Гей-парад», премьера которого состоится 20 и 21 января в киевской Малой опере. В его основу легла пьеса режиссера Игоря Белица, написанная в 2017 году по дороге в Северодонецк. А за постановку спектакля взялся молодой актер, драматург и режиссер Алексей Доричевский.

Впервые Леша прочел пьесу «Гей-парад» на фестивале «Тиждень актуальної п’єси» в ноябре прошлого года, где был одним из кураторов. Сначала он поставил сценическую читку этого текста, в которой роль гея исполнил Алексей Жмурко, известный по спектаклям Дикого театра «Вій 2.0» и «Попи, Менти, Бабло, Баби». Он же впоследствии стал продюсером проекта «Гей-парад».

В центре спектакля – семья из четырех человек, которые делят однокомнатную хрущевку. По сюжету они натыкается на программу Евросоюза о лояльности к ЛГБТ: ее участникам предлагают научится толерантности к геям и гарантированно получить 90%-ю субсидию. Сначала домочадцы колеблются и обсуждают это предложение на повышенных тонах, но в итоге жажда наживы берет над ними верх, и они решают подписаться на программу. Дома у героев на три недели поселяется гей, общение с которым должно сделать членов семьи более терпимыми к людям с «нетрадиционной» ориентацией.

Мы поговорили с режиссером из семьи националистов, продюсером-гомофобом и исполнителем главной роли, который учился быть мужественным у геев.

Алексей Доричевский, режиссер

Я воспитывался в националистичной семье, где есть папа, мама, бабушка и дедушка – они всегда терпеть не могли «пидарасов». К сожалению, такое отношение к геям до сих пор распространено в наших широтах. Хотя лично я не ощущаю ущемления прав сексуальных меньшинств в нашем обществе, потому что мое окружение и я сам не испытываем агрессии к ЛГБТ.

Спектакль «Гей-парад» рассказывает о типичной украинской семье, воспитанной «95-м кварталом». Хотя пьеса Белица появилась задолго до пресловутого новогоднего выпуска.

В ней не стоит вопрос ориентации или любви между двумя мальчиками, ведь на месте гея мог оказаться любой «человек с ярлычком» – например, чернокожий или инвалид. Мы говорим об отношении к себе: каждый герой преодолевает какой-то челлендж, очищается неким образом и начинает любить себя. Однако это происходит даже не из-за гея в их квартире, а из-за субсидии – только деньги могут сподвигнуть наших людей как-то изменить себя.

Алексей Жмурко, продюсер

Он называет себя гомофобом, но за проект «Гей-парад» взялся по собственной инициативе. Хоть в театре он не новичок, но в ипостаси продюсера пробует свои силы впервые.

Мое воспитание – стереотипы, которые вбивались в голову с самого детстве и повлиявли на мое теперешнее восприятие ЛГБТ, не делает эту тему неинтересной для меня. Я проникся месседжем Белица: мне понравились эстетическая составляющая и проблематика его пьесы, поэтому и подумал, что из нее должен получиться интересный спектакль.

Я предложил заняться проектом Ярославе (Ярослава Кравченко, основатель и продюсер Дикого театра. – Ред.), но она ответила: «Тебе нравится – сам и продюсируй». Конечно, это был вызов: такой опыт мне абсолютно не знаком, но попробовать было любопытно.

Я уже триста раз пожалел, что вызвался быть продюсером, ведь совсем не так представлял себе его обязанности. Кроме технических трудностей и постоянных нервов, на спектакль идет много расходов – моих собственных, ведь спонсора у спектакля нет. Иногда хочется сэкономить, но когда я ставлю себя на место зрителя, не могу себе этого позволить – понимаю, что надо сделать все на высшем уровне.

Никаких дополнительных мер безопасности мы не предусматриваем, потому что не ощущаем риска. Чтобы быть противником этой постановки, нужно понимать, о чем она. К тому же я не думаю, что проект настолько резонансный, чтобы здесь собирались недоброжелатели. Приходить в театр и бить зрителей – это крайняя мера безумия.

Этот спектакль не гомофобский, но он и не отстаивает права представителей ЛГБТ. Он скорее нейтральный, так как лишь транслирует проблему взаимоотношений между людьми.

Константин Михно, актер. Играет гея Женю

Мом друзья, не сговариваясь, один за другим начали советовать мне сходить на кастинг в Дикий театр. Мне стало интересно и даже было непринципиально, в каком спектакле и кого придется играть – в профессии у меня нет ограничений.

Тема спектакля «Гей-парад» очень болезненна для меня, потому что так же, как эта семья, живут мои мама и сестра. Да что лукавить – я и сам так живу много лет, поэтому эта история обо мне тоже.

Мы завлекаем людей увидеть и почувствовать что-то настоящее. Да простят меня люди нетрадиционной ориентации, но этот спектакль все-таки не о них. Он скорее о женской боли, уважении и счастье.

Меня совершенно не пугает роль гея, и я не боюсь, что обо мне подумают что-то не то. Люди, которые боятся, что о них подумают, – как алкоголики, которые обходят стороной магазины со спиртным, потому что они их отпугивают и притягивают одновременно. К тому же я играю не просто гея, а своего рода семейного психолога.

Среди моих друзей много геев, которые не скрывают этого. Может, для кого-то это покажется странным, но мужчины, которых все считают гетеросексуалами – накачанные красавцы, по которым страдают девушки, – в большинстве своем геи. Да, я брал у этих ребят мастер-класс: учился говорить низким голосом, уверенно ходить. Именно благодаря им я сейчас более мужественный.

Фото: Павел Косенко

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: