Cпецпроекты

Как устроены группы смеха. И что такое digital-анекдот


0 690 124
Пока правительства и активисты озабочены всеобщим благом, реформами и общественной моралью, под самым носом у Цукерберга творится страшное. Это не Синие Киты и не бесплатная таблетка-наркотик с доставкой прямо школьнику в рот. Речь идет о группах смеха, где в обход правил Facebook генерируется циничный контент. Там люди смеются и издеваются над святым, а сами группы напоминают свингерские клубы,

Эти сообщества завелись будто сами по себе. Пространство, которое выжгла политкорректность, заполнилось миллионами картинок с идиотскими надписями. Это подпольный КВН, ComedyClub и 95-й квартал вместе взятые. Практически любое изображение в группе #НАРАЁНЕ вызывает приступ особенного смеха. Человек сначала не понимает, что к чему, потом калибрует понятый смысл сообразно внутренним меркам позволенного, а потом начинает громко смеяться.

Здесь высмеивают уничтожительно и уничижительно. Достоинство человека превращают в пыль, а над духовностью издеваются так, что трещат все мыслимые скрепы. Попы и политики, школьники и родители, мамочки и алкоголики получают по заслугам. Пользователи в немыслимых, но повседневных обстоятельствах застывают в миге циничного абсурда. Монитор перестаёт разделять зрителя и автора в момент, когда пользователь начинает полыхать праведным гневом.

Таких обиженных в группах мало. Любую высокоморальную растяпу немедленно исключают из сообщества, а скриншоты с претензиями выкладывают на стене. Уже сами реакции таких людей и их возмущение — практически мем.

Здесь сынок заходит в туалет после отца и умиляется комфорту и аромату. Мультяшные герои исследуют огромную пещеру — отверстие бывшей. Умильных зверушек сношают, не переставая ими умиляться. Над всем этим грохочет хохот бессовестных людей. Здесь мастурбируют и глумятся над всеми традициями разом.

Главное в восприятии такого контента — не обдумывать сюжет увиденного. Набор этих взаимоотношений уже находится в голове смотрящего на мемы, так же как красота находится в глазах смотрящего. Мемами можно делиться только с самыми проверенными друзьями. Отправлять такой контент людям непроверенным, без специфического и развитого чувства юмора, противопоказано. Мем могут принять за оскорбление или, не приведи бог, за домогательство. На сексе завязана половина мемов. То, о чём нельзя шутить в общем пространстве, здесь, под замком, расцветает.

Почему это так популярно? Во-первых, это действительно смешно. По-настоящему. Это первобытный смех, порождаемый не изысканной шуткой постмодерниста, но и не колхозным приколом. В таком смехе тоска по тому времени, когда о неприличном можно было говорить не философской или социологической терминологией, а простым, лаконичным языком. Этот смех бесклассовый и внегендерный, это «простосмех». Самая, возможно, искренняя реакция, которая в современном неопуританском мире способна оскорбить многочисленное просвещённое ничтожество.

Во-вторых, такие группы — это своеобразные самонастраивающиеся сообщества. Не медиа, не публичные страницы, в которых уже есть свои редакции и цензура, а практически цифровой цирк для взрослых. Автономная мясорубка смыслов выдаёт в ленту поток оскорбительного контента. Многим он кажется глупым, однако стоит присмотреться к себе. Вдруг такая реакция обусловлена всего лишь перепуганным чувством собственного достоинства?

В-третьих, смех над мемами в интернете пока никто не наказывает и не порицает. В будущем цензоры доберутся до самого днища Facebook и расправятся с теми, кто #СЦВК. Скорее всего, эти цензоры будут работать добровольно, а пока мы видим, что мемы стали digital-анекдотами.

«Возраст наших подписчиков колеблется от 16 до 60 лет. Людей объединило отличное чувство юмора! Мемы — это целая наука, они освещают практически все события в мире, разные жизненные ситуации и насущные проблемы людей. В шутливой форме, порой черненько, саркастично, но это и есть наша жизнь!» — рассказывает один из создателей #НАРАЁНЕ и многих подобных групп.

Кроме прочего, Макар Архипов занимается треш-фуд-пабликом, где люди публикуют фотографии некрасивой еды, и паблика с несмешной петросянщиной, которая неведомым образом становится смешной. Политики в этих сообществах принципиально нет. Макар говорит, что «человек приходит в юмористическую группу отдохнуть и забыться, а любой малейший политический намёк портит всю атмосферу, начинается срач».

Думаю, Макар не совсем прав — забыться в этих группах не получится. Скорее, наоборот, здесь можно снять оптику, примиряющую человека с окружающими декорациями, и посмотреть на новую реальность смешного. Ведь всё, что окружает нас и не кажется нам смешным, как минимум тоскливо и конечно.

Вопреки жестоким законам политкорректности, у человека должно быть право смеяться, быть глупым, пошлым и неполиткорректным. Действительно, это право должно быть реализовано без ущерба для окружающих нас людей. Но пространство обидного стремительно расширяется, а вместе с ним и пространство иронии проваливается в глобальный моральный отлив. Сами того не понимая, создатели и участники Групп Смеха стали активистами, которые отстаивают базовое право человека смеяться и быть смешным.

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: