Cпецпроекты

Кому помешала выставка «Воспитательные акты». Отвечают художники


2 1237 292

17 апреля в Киеве преждевременно закрылась выставка «Воспитательные акты», которая открылась два дня назад в киевском арт-пространстве SKLO. Это произошло из-за угроз праворадикалов и давления администрации Университета имени Драгоманова, в здании и подчинении которого находится пространство SKLO. Все работы сняли с экспозиции без участия организаторов и художников, хотя кураторы проекта планировали провести публичное закрытие сегодня вечером.

Стоит отметить, что в декабре 2017-го в галерее SKLO состоялась серия срывов и нападений на мероприятия Гендерного клуба, который проводила феминистическая инициатива «Борщ». По словам организаторов, их инициировали студенты НПУ Драгоманова. Полицейские расследовать это дело отказались.

Выставка «Воспитательные акты» посвящена насилию со стороны радикально настроенных группировок по отношению к представителям культуры. Также художники говорят в этом проекте о других видах насилия, которые замалчиваются в обществе и на которые не реагирует полиция.

В выставке приняли участие 18 художников и художниц. Среди них – Никита Кадан, Евгения Белорусец, Анатолий Белов, Владимир Кузнецов и Давид Чичкан, чьи работы сочли самыми провокационными. В рамках выставки планировали провести ряд дискуссий и видеопоказов. Однако их тоже придется отменить.

«Мы договорились с руководительницей пространства SKLO Викторией Шеховцовой, что выставка будет длиться две недели. Но несколько дней назад она попросила сократить ее до одной недели, а потом и вовсе закрыть, – рассказывает кураторка проекта Валерия Зубатенко. – Виктория объяснила свое решение тремя причинами: первая – люди, которые постоянно проводят свои мероприятия в SKLO, сказали ей выбирать между ними и нашей выставкой. Потом студенты НПУ Драгоманова рассказали администрации университета, что в экспозиции будут присутствовать проблемные политические работы, а ребята, которые нападали на Гендерный клуб и тоже являются студентами университета, начали грозиться разгромить выставку.

Виктория утверждает, что не знала о том, что наша выставка поднимает политические проблемы и критикует радикализм. Хотя в работах не фигурируют названия каких-либо политических партий. К тому же на самом деле она знала, какой будет тема проекта, еще до его экспонирования».

Работы некоторых авторов, которые выставились в проекте «Воспитательные акты», уже подвергались цензуре раньше. Например, Давид Чичкан представил рисунок с выставки «Потерянная возможность», которую разгромили в феврале 2017 года, а Владимир Кузнецов, чью работу «Страшный суд» закрасила бывшая директорка «Мистецького Арсенала» перед выставкой «Великое и величественное», представил в пространстве SKLO фреску «Свержение идола Перуна Владимиром Великим», которую он создал специально для проекта «Воспитательные акты».

Давид Чичкан

Мы спросили у художников, которые приняли участие в выставке, что они думают по поводу сложившейся ситуации.

Никита Кадан

Угрозы погромов и уничтожение выставок уже стали неотъемлемой частью культурного ландшафта Киева. Эти выставки можно четко определить по ряду признаков: они говорят, с одной стороны, о насильственном характере различных национализмов, официальной религии и консервативной морали, а с другой – о тех, на кого это насилие направлено: женщинах, на небелых и негетеронормативных людях, а также тех, чьи взгляды далеки от национал-консервативной нормы. Иначе говоря, нападки на такие выставки и культурные события имеют отчетливый ультраправый и ксенофобный характер. Но эта ситуация нестабильна, подвижна.

На нынешнем этапе дела обстоят так: ультраправым можно отдыхать, перепуганные администрации делают все сами. Причем снимают выставки разного рода «промежуточные звенья», которые, конечно, «сами находятся под давлением» неназываемых сил и потому ответственности якобы не несут. На деле тут соединяются и работают «как бы чего не вышло» функционеров-исполнителей из нижних звеньев, «нам не надо лишнего шума» почтенных господ из администрации университета и активная позиция группки ультраправых, в том числе из состава студентов. Последние могут лишь намекнуть, что будут-де проблемы, и после бюрократическая машина задавит выставку сама. Сегодня это делается в отношении «Воспитательных актов».

Отдельный позор – довольно большая часть «культурного сообщества», которая, как только случится очередной погром или цензурный акт, немедленно начинает рассказывать, что это-де «скандал ради рекламы», что «пиар выгоден художникам» и что это «внутренние разборки правых и левых». Сейчас та сила, что обеспечивается ультраправой напористой инициативностью и администраторской трусостью, пытается зачистить лишь критический сегмент художественной сцены, тот сегмент, что работает с болезненными для общества темами. Поэтому «моральному большинству» кажется, что его-то эта проблема не коснется. Хотя на самом деле таким образом правые радикалы пишут закон для большинства.

Никита Кадан

Моя работа — принт на ткани на основе акварели из серии «Контролируемые случайности» (2013). В этой серии изображения актов уличного политически мотивированного насилия сведены к комбинациям частей тел, непосредственно в этом насилии задействованных. Проще говоря, если ботинок бьет по голове, то оставлены лишь ботинок и голова на пустом белом фоне – без обстоятельств, без контекста. Если драка на фоне политического митинга – то лишь тела дерущихся. Если избиение – то фигура жертвы, а изображения избивающих сведены к чистой функциональности данного момента, к «машинам насилия». Эта работа о том, как здесь обесценились различные языки политической коммуникации и лишь остался один «общепонятный язык» – язык насилия, в каком-то смысле скрепляющий и цементирующий общество на самом примитивном уровне.

Евгения Белорусец

Со стороны и эта ситуация будет выглядеть так, словно очередная галерея стала жертвой страшного искусства. Еще одна выставка, к которой я причастна, закрывается из-за угроз. И работы художников необходимо устранить любой ценой – так будет безопаснее.

Но за этой любовью к людям и их безопасности в данном случае стоит враждебное отношение к искусству, которое смеет рассуждать об обществе. Ответственная за галерею студентка говорила, что «сама против этой выставки». Она не ожидала, что в выставке будет обсуждаться радикализм и тем более будут упомянуты радикальные правые: «Это же политика!» – говорила она вчера с возмущением и гневно сверкала глазами.

Добро пожаловать в город Киев, где, похоже, скоро не будет ни одной выставочной площадки. Добро пожаловать в мир, где студенты при слове «политика» покрываются пятнами и начинают разгневанно топать ножкой.

Максим Рачковский

Анатолий Белов

Выставка поднимает вопросы возрастающей активной агрессии ультраправого движения в Украине. В ней есть конкретное политическое высказывание, которое, разумеется, не понравилось ультраправым студентам университета, которые начали угрожать кураторке галереи. Моя работа «Гомофобия сегодня – геноцид завтра!» показалась этим студентам одной из наиболее раздражающих. Наверное, им было неприятно видеть отражение своей звериной гомофобной натуры, разрывающейся от собственной злости и внутренних противоречий.

У нас закрывают выставку из-за угроз праворадикалов уже не впервые. Это плохой знак, ведь эти люди чувствуют безнаказанность и своей грубой силой пытаются перекрыть кислород демократических свобод украинского общества. Это попытка радикальными методами прекратить любые критические высказывания и дискуссии болезненных тем.

Работа по запугиванию и срыву культурных мероприятий происходит по отработанным сценариям российских праворадикальных групп, которые работают в рамках путинского режима. В сотрудничестве с ними, кстати, неоднократно были замечены украинские организации. Под ширмой традиций и морали эти люди пытаются установить свои порядки, в основе которых лежит насилие.

Анатолий Белов

Владимир Кузнецов

Навязывание страха, доминирование позиции силы – до сих пор политика жаждущих власти не меняется. Для провластных лидеров и тех, кто стремится ими стать, силовые внедрение новых государственных конструктов остаются решающими. Независимо от того, под какими символами, идолами, крестами или звездами — они воплощаются манипулятивно и преимущественно антидемократически.

Не понимаю, кто и какое право имеет закрывать выставку, если по договоренности она должна была длиться до 27 апреля. Кроме цензуры, здесь также можно говорить о нарушении авторских прав, ведь некоторые работы невозможно снять, не повредив их. За это также должна быть ответственность.

Дана Кавелина

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Ликбез: политическое искусство
1415 0 58

 

 

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

2 комментария

сначала новые
по рейтингу сначала новые по хронологии
1
Сергій

Автори картин малюють карикатурні пісюни і розказують про високе мистецтво проти насилля. Якщо все ваше мистецтво зводиться до малювання статевих органів, то може йому не варто взагалі існувати?

2
Тарас Трампутин

Давайте разберемся: выставлены фотоколлажи со сценами уличного насилия с заретушированными «опознавательными знаками»(знакомый почерк...) ,но этот пробел компенсируется низкопробными любительскими карикатурами ,смысл которых сводится к отождествлению государственной Украинской символики с немецко-фашистской . Думаю ,что Украинской службе гос. безопасности стоило-бы заинтересоваться личностями,организовавшими эту провокацию .

Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: