Cпецпроекты

Как прошел Ballantine’s x Boiler Room в Валенсии


0 3529 78
Саша Вареница отправился в Испанию на заключительную вечеринку серии Boiler Room: Hybrid Sounds, чтобы узнать, приедет ли одна из лучших музыкальных франшиз мира в Украину.

«И все-таки, зачем вы туда летите?» За неделю до события не раз приходилось отвечать на этот вопрос. Валенсия – путь неблизкий. Логика-то в чем? В Киеве в эти дни прекрасное тропическое лето в самом разгаре, к тому же проходит долгожданный UPark Festival. А мы куда? Ответить сложно.

Объяснить, что такое Boiler Room, в двух словах трудно. Сегодня это не просто музыкальный проект или популярный канал на YouTube. Это философия и особая атмосфера. Невидимая, необъяснимая, но крепкая связь, которая объединяет тысячи людей во всем мире. Такое событие, как Boiler Room x Ballantine’s: Hybrid Sounds, нужно видеть своими глазами – это, кстати, первый мотив нашей поездки.

Вторая причина следующая: Boiler Room – это что-то наподобие Ryanair, IKEA или H&M. Если он придет в Украину – значит, все у нас будет хорошо! Это событие станет еще одним важным шагом интеграции нашей страны в полезные экономические, культурные (в этом конкретном случае – музыкальные) международные процессы.

В состав делегации, которая отправилась на True Music Spain Forum в Валенсию, вошли неравнодушные люди. Вот, например, Игорь Смайлов. Несмотря на множество сложностей и преград он уже несколько лет возит в Киев звезд электронной музыки. Предвзятость агентов к Украине, неоправданно дорогие авиабилеты, курс евро, плохо развитая инфраструктура – столько стресса и рисков не каждый бы выдержал. Но, как говорится, кто упорно везет, тому когда-нибудь повезет. На счету Смайлова концерты Николаса Джаара, Moderat, Apparat, Дэвида Огеста, а скоро лайв-программа от Kiasmos. Не будь Игоря и его 5-7 коллег, Украину до сих пор бы считали серой зоной – страной, куда не ступала (или перестала ступать) нога актуальных электронных артистов.

Исключительно на таких частных инициативах отдельных энтузиастов мы держимся последние пять лет. Более того, вопреки всякой логике, нам удается еще и развиваться в этом направлении. А логика здесь такова: чтобы рост одной из самых перспективных музыкальных сцен Европы (а нашу точно можно такой назвать) ускорялся, нам как воздух нужны мировые франшизы, представительства международных компаний, зарубежные партнеры. Такие как Red Bull Music Academy, офисы YouTube, Apple Music, Spotify и многое другое. Нужен, конечно же, и Boiler Room – крупный международный проект, объединяющий диджеев и музыкантов из разных стран в единую творческую экосистему, выстроенную вокруг знаменитых онлайн-трансляций вечеринок с превосходным подбором артистов.

Boiler Room начинался в Лондоне 8 лет назад. У истоков стояла команда из трех молодых парней – больших фанатов электронной музыки. Суть их идеи была проста: записывать видеостримы с клубных вечеринок для независимого издания Platform. Получается, Boiler Room даже не был полноценным стартапом – ему отводилась роль лишь рубрики внутри другого, скромного по британским меркам медиапроекта. Свой первый эфир команда Boiler Room провела, вооружившись одной дешевой веб-камерой, трансляция с которой шла через стриминговый сервис UStream.

История взлета Boiler Room – это яркий пример того, насколько важна сегодня роль простой и вместе с тем уникальной идеи. Ее авторы повернули вспять правила игры: диджей стоял перед камерой лицом к зрителю по ту сторону экрана и спиной к танцующей публике. Очень символично, не так ли? Эксклюзивность, на которой строилась политика самых модных или, напротив, закрытых андеграундных клубов мира вдруг превратилась в общее достояние. «Это как если бы любого из нас пустили в первый ряд на парижскую неделю моды», – говорил в те годы о Boiler Room французский продюсер Sebastian.

Неудивительно, что к трансляциям на YouTube-канале проекта тут же примкнули сотни тысяч поклонников электронной музыки из разных стран мира. Притом никому ничего не пришлось объяснять – зрители сами поняли, что делать: они включали видео на канале, тушили свет в комнате, приглашали друзей, делали звук громче, и вуаля – ты на одной волне с теми, кто прямо сейчас танцует на крутой вечеринке в Лондоне, Нью-Йорке или Берлине. Хоум-пати под эфиры Boiler Room стали важной частью этой уже довольно полноценной субкультуры.

«Я помню первые эфиры Boiler Room. Какие-то помехи, видео с крупными пикселями на экране. Звук постоянно обрывается, картинка подвисает», – вспоминает румынский саунд-продюсер Cosmin TRG. Мы встретились с ним на музыкальном форуме в Валенсии за день до самой вечеринки. «Я выступал на Boiler Room 5 или 6 раз за годы существования проекта и всегда видел, как с каждым разом он становился все лучше и лучше», – говорит Cosmin TRG.

Всего через год после запуска Boiler Room стал стремительно расти. Команда из трех человек увеличилась сначала до 8, а потом до 40 человек. Появился маркетинг, новые технические возможности, партнеры и офисы в других странах. Важным этапом в истории проекта стало начало сотрудничества с Ballantine’s в 2014 году. Общими усилиями им удалось вывести концепцию Boiler Room на глобальный уровень, установив связи с множеством новых стран.

Первая серия вечеринок Ballantine’s и Boiler Room под названием Stay True Journeys показала миру локальные сцены, о которых многие не слышали раньше. Польша, Чили, ЮАР, Мексика, Португалия, Шотландия, Бразилия… Команда Boiler Room отправилась в мировой тур, попутно открывая через свои эфиры новых интересных артистов.

Следующей стала совместная серия событий Boiler Room и Ballantine’s под названием Stay True Hybrid Sounds. На одну из вечеринок в ее рамках пригласили легенду британской даунтемпо-сцены Nightmares on Wax. Нам удалось немного поговорить на пляже, рядом с бывшей фабрикой льда La Fabrica De Hielo, где и проходил True Music Spain Forum. Внутри – битком, освежающая прохлада только в названии места.

Бодрый, в стильной шапке на макушке и в очках с оранжевыми стеклами Джордж Эвелин (он же Nightmares on Wax) вдруг подвинулся ближе и медленно, с расстановкой сказал: «No flags. No borders. Everybody’s human. Everybody feels rhythm, everybody feels sound, everybody feels melody».

Эти его слова красиво смешались с шумом моря и криком чаек. Через пару дней, слушая аудиоверсию интервью с Джорджем на диктофоне в аэропорту Франкфурта, я понял, что записал готовое интро для нового альбома Nightmares on Wax – получилось очень атмосферно. Вот тебе и эффект Boiler Room в действии! Здесь все превращается в музыку.

На форуме британец провел публичную деконструкцию своего самого известного трека «Les Nuits» из альбома Carboot Soul 1999 года. Зимой текущего года Nightmares on Wax выпустил новый альбом – Shape the Future. Двумя неделями ранее я видел эту пластинку на стенде раздела Recommended в дорогом виниловом магазине в Неаполе. Рядом с ней стояли два главных бестселлера года на электронной сцене – новые альбомы Джона Хопкинса и DJ Koze. Джордж был приятно удивлен этому факту. Я отметил, что оба названных мной артиста еще не выпустили свои первые релизы, в то время как Les Nuits была названа лучшим easy-listening-треком года, и спросил, в чем же «секрет долголетия» на электронной сцене, где сезонные тренды стремительно сменяют друг друга?

Nightmares on Wax ответил не думая. По его словам, молодые продюсеры уделяют слишком много внимания трендам, поиску актуального звучания. Однако те, кто хотят быть на шаг впереди и стремятся стать будущим в настоящем, раньше других оказываются прошлым. Этот урок Джордж усвоил еще в начале нулевых, когда со сцены исчез целый пласт трип-хоп-, даунтемпо-артистов из ростера Warp Records или Ninja Tune, а на смену им пришли совсем другие ребята, играющие дабстеп, тустеп и IDM. Сам Nightmares on Wax времени предпочитает пространство, находя вдохновение в путешествиях, вот время которых делает много уникальных записей на диктофон и после работает с ними в студии. «Вот этот сэмпл я записал в Бразилии, а этот не поверишь… в Швеции!»  – увлеченно рассказывает продюсер на примере треков из Shape the Future.

В такие моменты понимаешь, что слова идеологов серии Boiler Room x Ballantine’s: Hybrid Sounds о синергии электронного и акустического звучания, важности мультикультурных процессов на мировой музыкальной сцене – это не просто красивые фразы, а действительно образ мысли, тот самый рецепт, который позволяет артистам заново изобретать себя на каждом новом релизе.

Для менеджеров и промоутеров такой подход – возможность удивить искушенную публику, которая уже видела и слышала все, что только можно себе представить. Схожие процессы сегодня происходят во всех сферах культуры – музыке, кино и даже в мире моды. Не секрет, что ведущие мировые бренды оплачивают внушительные командировочные фэшн-скаутам, которые колесят по миру в поисках чего-то нового, интересного, что само собой зарождается в уличной моде.

Стивен Эпплярд,музыкальный и маркетинг-эксперт из центрального лондонского офиса Boiler Room, за час до начала форума рассказал мне много познавательных вещей о малоизвестных локальных сценах стран, где он успел побывать за время сотрудничества с Ballantine’s в рамках кампаний True Music. В Нигерии он открыл для себя местный агрессивный подвид хип-хопа – нечто вроде британского грайма. В ЮАР – новый интересный хаус, обильно сдобренный перкуссией и африканскими напевами. Артисты местной сцены вроде Culoe De Song или Black Coffee – участники вечеринок от Boiler Room – уже стали большими звездами в Европе.

Когда я спросил Стивена об Украине, он назвал несколько имен артистов. Его фавориты – Tolkachev и Lokiboi, который давно живет в Лондоне и с нашей сценой связан опосредованно, но суть не в этом. Эпплярд признался, что приезжал в Киев прошлым летом. По слухам, команда Boiler Room снимала в украинской столице документальный фильм о местной сцене, участие в котором приняла ONUKA. Фильм еще не вышел, но очевидно, что он является частью некого общего плана, кульминацией которого должна стать первая в истории официальная вечеринка Boiler Room в Украине.

Стивен Эпплярд не стал раскрывать все карты, но прозрачно намекнул: Boiler Room в Украине быть! Договор подписан, дата утверждена. Где пройдет долгожданное событие и, самое главное, когда, говорить пока нельзя. Первыми это должны сообщить организаторы события. Нам же пообещали, что ждать подробностей осталось недолго и с чувством полного удовлетворения украинская делегация отправилась в отель. Но впереди было самое важное событие – заключительная вечеринка в серии Boiler Room x Ballantine’s Hybrid Sounds, которая стартовала вечером следующего дня.

Локацией для этого события стал грузовой порт – огромный док с кранами для погрузки, сборочно-сварочными цехами для катеров и яхт и широким пирсом, на котором разместились сразу три сцены. У входа собралась очередь длинной в сто метров. Внутри – вальяжные околоджазовые импровизации от первых артистов лайнапа и громкий галдеж, как на турецком рынке. Бренд-менеджеры, промоутеры, артисты из разных стран встретились в одном месте. Первая часть вечеринки – исключительно для друзей и Boiler Room family. Общение, предложения, сделки. Через час с небольшим запускают и публику.

Организация отменная! Параллельно работают сразу две сцены. Звук на них, который, казалось бы, рандомно расставлен по углам площадки, на самом деле – сложно и тщательно просчитан. Удобный, эргономичный формат, который был опробован еще в лондонском клубе Fabric, где когда-то на двух сценах без пауз сменяли друг друга диджеи и живые группы. Съемочная команда Boiler Room готовится к началу трансляции, а под сценами уже собираются преданные фанаты.

Локальные артисты Kyne, Big Menu смогли удивить: техничный, изобретательный нео-соул с улетами в развязный фьюжн, хип-хоп или R`n`B. В голосе вокалистки слышно что-то от Эми Уайнхаус и Эрики Баду. Следом за ними – перспективные Children of Zeus, стильный хип-хоп на джазовой подушке. Первым в памяти – культовый альбом 93‘til Infinity группы Souls of Mischief. Правильный вектор!

Аккурат с заходом солнца зазвучал хаус-бит. За пульт встал Kornel Kovacs – артист, который стал сенсацией последних лет на европейской сцене. Пружинистый синкопированный хаус, много эйсид-синтов, сведение с нахлестом. Такой себе сет-трамплин в незабываемую ночь. В Украине этого парня пока знают немногие. Стоя спиной к сцене, я слышал обрывки разговора где-то рядом. Это Игорь Смайлов проводит ликбез главному редактору The Village Андрею Баштовому – еще одному участнику нашей делегации: «Kornel Kovacs очень крутой, но пока не особо популярный. Есть такой известный артист Axel Boman из Швеции. Вот Ковач раскрутил его. У него свой лейбл, о котором все говорят сейчас». Что ж, отлично. Даже не придется гуглить. Признаюсь честно, я и сам плохо понимал, кто такой Kornel Kovacs. Boiler Room – то место, где всегда открываешь новые имена.

Андрей внимательно слушал и запоминал, хотя в плеере у него – альбом Bullet for my Valentine, а в дороге мы обсуждали System of a Down, АТЛ и «Пошлую Молли». Как «любителю пожестче», ему пришелся по душе лайв первых хедлайнеров – культового техно-дуэта из Детройта Octave One. Они, как сказали бы сегодня, крайние из могикан – последние хранители памяти о том, каким на самом деле должно быть техно. Мощная и вместе с тем мелодичная музыка, десятки маленьких сэмплеров, контроллеров безо всяких опознавательных знаков, клубки шнуров, перемотанных скотчем, – в их аппаратуре черт ногу сломит, но звучание у Octave One потрясающее, а в каждом звуке – характер и  глубина.

А о main star вечеринки – болгарине KiNK – такого не скажешь. Драйв, энергетика, общение с публикой, эффектные приемы и фокусы – тут он на высоте. Но внимательный зритель заметит, что KiNK делает много лишних движений, создавая иллюзию управления космическим кораблем. На деле же его музыка устроена достаточно просто: лобовые мелодии в 3-4 ноты, тривиальный хаус-бит, коллекция красивых светящихся девайсов. Все построено на элементарных диджейских дразнилках: убрал бит – добавил, выключил мелодию – включил. Resident Advisor как-то называл KiNK лучшим лайв-перформером планеты, что превратило его в большую звезду хаус-сцены. Публика обожает его, ведь он действительно прекрасный шоумен и, возможно, даже лучший лайв-артист мира. Но только в рамках клубного мейнстрима. KiNK в миг подрывает людей на танцполе и доводит их до ребяческого восторга. Это энергично и весело, но тонкости и глубины в этой музыке не найти. В общем, на вкус и цвет…

В спорах о выступлении болгарина мы провели большую часть обратного пути. К часу ночи вечеринка закончилась, и шумная толпа из порта отправилась гулять по ночной Валенсии. Уже на пересадке по пути домой во Франкфурте мы встретили KiNK в аэропорту. Парни не растерялись: «Познакомься, это Саша! Он твой большой фанат». Что ж, ребята, зачет! 1:0. Болгарский продюсер искренне обрадовался этому факту и любезно протянул мне руку. Черт! И как теперь его критиковать? Мы летели в одном самолете. Рядом с KiNK оказалась девушка, которая тоже была на вечеринке. Ну все, попался! Она тут же рассыпалась в комплиментах: «Last night… it was great!» KiNK качнул головой в знак тактичного несогласия: «Hmmm… it was just ok». Да что ж такое! У него еще и с самокритикой все в порядке. Мои планы на жесткую обструкцию главного гостя Boiler Room в Валенсии окончательно рухнули.

А теперь можно сделать главный вывод всей поездки: скепсис, присущий всем бывалым обозревателям и музыкальным журналистам, в случае с Boiler Room просто не работает. Заходишь в гостиничный номер, а на столе бутылочка Ballantine’s Finest. Засчитано. Чуть позже у изголовья кровати находишь винил. Внутри – 4 эксклюзивных трека от артистов-участников серии Boiler Room x Ballantine’s: Hybrid Sounds. Неплохо!

Также приятно, что даже в дикой суматохе организаторы из Британии всегда помнят твое имя и живо интересуются мнением и ощущениями. Из множества таких мелочей складывается общее позитивное впечатление. Секрет успеха франшизы, как оказалось, не в подарках, не в хайпе вокруг и даже не в предельно крутом, высокотехнологичном продакшене (тут 4к и live 360 – уже вполне обыденные вещи). Команда Boiler Room крайне внимательна к деталям и очень любит то, чем занимается, а этого для успешной организации достаточно.

Даже в шумной интернациональной толпе на форуме или в очереди у бара на вечеринке можно расслышать лейтмотив этого события: здесь повсюду звучит одно и то же слово: music… music, music, music! На разный лад, с разными ударениями и акцентами. Ты можешь не понимать, о чем говорят стоящие рядом люди, но точно знаешь, чем живут и чем дышат. С такими ребятами нам по пути. Boiler Room, добро пожаловать в Украину!

Фото: Mimi Rasmussen, из архива Саши Вареницы

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: