Cпецпроекты

10 кошмаров детского сада. Кому мы обязаны своими неврозами


0 1700 2
Все мы родом из детства, а основные черты характера формируются в нас в первые 5–6 лет жизни. Эту истину знают даже те, кто ни разу не бывал у психоаналитика и не читал Фрейда. Детский сад стал для многих из нас первым опытом социализации. Было в нем и что-то хорошее. Но молоко с пенкой, воспитательниц-садисток и обмоченные на тихом часу штаны наше подсознание помнит спустя долгие годы.

Вспоминаем главные коллективные ужасы эпохи раннего детства. Чтобы расправиться со своим страхом, сперва нужно взглянуть ему в широко открытые глаза. И преодолеть у себя внутри воспоминания о рассаднике зла, пыточной, маскирующейся под названием «детский сад». 

Шлепки по мягкому месту. Детский сад как рассадник легкого садизма

Седые, стянутые в суровую косичку волосы и не менее суровое лицо воспитательницы. Глубокая морщина на переносице, пронизывающий взгляд из-под очков в роговой оправе. Она отчитывает кого-то за оплошность, ты вжимаешь голову в плечи. Страшно, потому что ее крик не утихает, она все больше распаляет себя, а лицо заметно краснеет. Все в группе знают: попадешь в немилость — тебя могут отшлепать по, как тогда говорили, «мягкому месту». Знают, но практически никто не жалуется родителям: парадоксальный страх злой воспитательницы парализует тебя, лишает воли. Пожалуешься — наверняка последует возмездие еще более страшное, чем шлепки. Например:

Заточение в туалете

Особенно «провинившихся» могли запереть в каком-нибудь пространстве. Отлично в качестве наказания подходил туалет. Сначала ты толком не понимаешь, что происходит, и думаешь, что это просто игра.


Но затем до тебя доходит, что ты заперт среди туалетного архитектурного ансамбля: дырки в полу, измазанные чем-то перегородки между этими дырками, протекающие ржавые сливные бачки, потрескавшаяся заунывная красная краска на полу. И запах, разумеется. Конечно, теперь нас накрывают в лифтах приступы клаустрофобии, и мы очень нервничаем, когда громко захлопывается дверь.

Манная каша

Непонятная белая слизь. Набираешь ее в ложку, а она так мерзко стекает обратно в тарелку. С манкой в детском саду всегда было что-то не так. Как будто нас готовили к блокаде и поэтому принуждали есть эту кашу независимо от ее состояния. А уж повара почему-то вовсю старались манку испортить — и к нам в тарелки она приходила в самых разных состояниях: горелая, с комками, с отвратительной пенкой. Помните свое нынешнее состояние, когда подкатывает так называемый ком в горле? Как думаете, откуда же оно взялось? А теперь вспомните, как эти неудобоваримые комки манки идут по горлу, приходится напрягаться изо всех сил, чтобы не вернуть это все наружу.

Социальное неравенство

У кого-то были самые модные и новые игрушки каждую неделю. От фигурок супергероев до навороченных машинок. Как правило, маятник судьбы раскачивался в сторону «все или ничего», поэтому обладатели всех этих богатств редко были щедрыми и поиграть не давали, чем дополнительно ущемляли маленькое, но уже формировавшееся чувство собственного достоинства. Приходилось объединяться в гетто-коалиции с другими классовыми отщепенцами и играть в более доступные и бесплатные игры. Скажем, находить в листьях гусениц и швырять их в зазнаек. Или играть в догонялки, чтобы изгнать из своей головы образы новых и красивых, но недоступных игрушек.

Невыносимый тихий час. Детский сад как причина нашей некоммуникабельности

Представьте себе плохо организованную ораву детей с абсолютно разными биоритмами и энергетическим уровнем. Один просыпается рано, кушает хорошо и к обеду ему действительно не помешало бы вздремнуть. Но есть другой, который встает с трудом, первые часы просто копит злостью на весь мир, запроторивший его в темницу, но затем только разыгрывается. И таких паттернов — на каждого члена детсадовской группы. При этом за вами наблюдают как на военной базе.


Кто-то умудряется складировать котлеты под подушкой. Кто-то просто притворяется спящим и вынашивает планы мести. Третий ребенок исподтишка терроризирует четвертого, а пятый и вовсе может обмочить свои простыни несмываемым позором. Надо отметить, что со времен детских садиков по своему уровню коммуникаций и взаимодействий внутри офисов и других творческих коллективов мы ненамного продвинулись вперед.

Тебя долго не забирали домой

Радостное ожидание скорого возвращения домой постепенно сменяется угрюмым «все не кончается пытка». Счастливые дети не умеют сострадать, поэтому они весело щебечут с родителями и жестоко улыбаются, глядя, что поток в группе редеет, а за тобой никто не приходит. А потом мы вырастаем и встреваем в токсичные и невозможные отношения, но вылезти из них (расстаться) тоже не можем. А вдруг больше никто «не заберет»?

Не отпускали в туалет

Это в школе мы, наученные горьким опытом, приловчились не выдудливать много сока и вообще практически жить без воды, чтобы не приспичило на уроке какой-нибудь строгой учительницы. А во времена детского сада наши взаимоотношения с мочевым пузырем основывались на доверии и взаимном уважении, пока их не растоптали воспитательницы. Сходить в туалет на тихом часу? Да за саму идею подобного дерзкого саботажа тебе светило наказание.

Страх публичности

Все разучивают дурацкие стишки на утренник, ты вместе с ними. Но муштра со стороны педагогов получается настолько адская, что о какой-то красивой их декламации и речи быть не может. Наступает утренник. Кто-то забывает одно слово и сбивается с ритма — и тут же в ужасе принимается рыдать (страшно, стыдно). Другой ребенок предпочитает отбарабанить текст по возможности быстро и безэмоционально, чтобы «пронесло». Скоро твой черед прочитать четверостишие, смысл которого ты толком не понимаешь, а тебе не хочется искать среди сидящих знакомые лица.

Боишься, как бы и твое лицо не перекосилось от жалости и несправедливости этого детсадовского заточения в принципе, дурацкости затеи с утренником в целом. Но тут взгляд перехватывает Она. Запинаешься. Она подсказывает тебе слова, но это только маскировка для публики. На самом деле один только мрак ее глаз погружает в страшный гипноз, воспитательница словно внушает тебе с помощью телепатии: «Никуда ты уже не денешься с подводной лодки, поэтому не вздумай рыпаться; просто произноси свои слова».

Заклеивали рот изолентой

А что здесь комментировать? Такого с вами не было? Значит, хоть здесь злой рок детсадовской судьбы вас обошел стороной. Поспрашивайте — наверняка кому-то из ваших знакомых приходилось переживать подобное. Отсюда все это косноязычие, проблемы с речью, заикание… 

Не признавали таланты

Два часа ты старательно сопишь и лепишь из пластилина какую-то замысловатую какашечку или же рисуешь некую гениальную картину, высунув язык и достигая чудес концентрации внимания, пока твои «коллеги» бросают на полпути. Затем ваши работы вывешивают в своеобразную мини-выставку — и, конечно же, именно твою поделку определяют куда-то в самый угол. Все, никакого «голубого периода», Пикассо в тебе умирает в зародыше.

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: