Cпецпроекти

Истории победителей: Бас Годска – инвестор, интернет-предприниматель, полиглот


0 817 53

Бас Годска – инвестор, интернет-предприниматель, талантливый маркетолог и один из самых близких и давних моих друзей. Бас – самый активный ангельский инвестор Голландии (по версии Crunchbase), самый активный иностранный бизнес-ангел в СНГ и в России (по версии slon.ru и firrma.ru), голландец с украинскими корнями, который знает 8 языков (не считая 0,3 украинского), жил в Голландии, Австралии, Бельгии, Великобритании, России и наконец-то поселился в Киеве и Киевской области, так как всегда об этом мечтал!

Бас Годска – новый герой серии историй #winners, для которой Таня Гринёва выбирает людей-победителей в своей сфере деятельности. Она садит их за руль Jaguar XF и напоминает, что весь 2019 год собирает ежемесячно по 333 333 гривен (3 миллиона гривен до конца года) для лечения и поддержки онкобольных детей. Вы тоже можете покататься с Таней на этой машине-победителе, перечислив на благотворительную кампанию любую сумму от 3333 гривен. Вот здесь. (И просто так перечислить любую сумму туда же тоже можно!)

С детства мне давали много ответственности: моя мама сажала меня в Амстердаме на трамвай в первом классе, и я ехал в школу. В 9–10 лет я сам летал в Испанию к своему отцу: должно быть, мама договорилась со стюардессой, чтобы та присматривала за мной, но этого я не понял.

Когда мне было 7–8 лет, я поспорил с отчимом на 100 голландских гульденов о том, что я смогу словить ящерицу. Эта сумма по тем временам в Голландии была карманными деньгами на год. Я собрался и прыгнул в траву, словил эту ящерицу и после держал ее в каком-то террариуме. Получил свои 100 гульденов и отлично себя чувствовал.

Когда мне было 18–19 лет, у меня был кумир – бизнесмен-миллиардер. Он пригласил меня прокатиться из Саванны в Нью-Йорк: перед яхтой плыли дельфины и летучие рыбы, а мы жили на этой яхте две недели. Я, какая-то моя подруга и друзья. Приехали мы в Нью-Йорк, и наш миллиардер попросил всех почистить свои каюты: мол, вы были на яхте две недели, теперь потратьте немного своей энергии, чтобы убрать за собой.
Я взял тряпочку и начал: зеркало, одеяло, душ. Тут входит этот миллиардер-ментор-герой и говорит мне: «Бастиан, ты никогда не будешь успешным, не будешь виннером в жизни». У меня сердце упало в пятки. Он встал на колени в душе и достает волосы из слива: «Бастиан, посмотри. Что же ты не можешь что-то одно доделать до конца? You had one job – do it!» После этого 5 или 10 лет каждую неделю я постоянно вспоминал эту ситуацию. Он же, наверное, вычеркнул меня из своей группы потенциальных победителей. А потом, когда через 10 лет я с ним встретился, он мне говорит: «Смотри, есть такой проект». И я ответил: «Хорошо, четверть миллиона туда, сделаем». А сам вспомнил: «И это мальчик, который не мог достать волосы из слива?» И спрашиваю: «А ты помнишь, что ты мне 10 лет назад сказал?» – «Нет, не помню, – отвечает он. – У меня, наверное, была плохая сделка в этот день, и я был немного не в духе».

А у меня же все эти 10 лет был гештальт: я никогда не буду успешным, потому что я не могу нормально вымыть свой душ на яхте. Может, именно из-за этого душа я и стал победителем. Кто знает?
Ты хотела спросить про стыд? Это был стыд, да.

Я знаю восемь языков. Может быть, это тоже победа. Голландский, французский, немецкий, английский, норвежский, русский, латынь, древнегреческий и чуть-чуть, 30%, українську мову. 8,3! В Украине я в гостях в каком-то смысле: я каждый день говорю тут по-русски, но я не могу особо выразить свой богатый внутренний мир. Как я могу объяснить красоту голландского стихотворения украинскому человеку? Поэтому у меня пока не получается писать, быть победителем в книгах.

Последние 2 месяца мне очень нужно было думать, где я winner, потому что эти качества важны для позиционирования моего инвестиционного фонда, ими я должен возбуждать и привлекать инвесторов.

Если настоящая победа – помогать, то тогда я к этому очень близок. Я всегда очень щедро делюсь моими знаниями, опытом, деньгами, энергией и временем с людьми, у которых есть мечта.
С фаундерами, которые хотят развивать стартапы. Де-факто я надеюсь, что они росли и стали успешными благодаря моим контактам, или деньгам, или советам.

Я создаю новую инвестиционную алхимию – выбор успешных стартапов, соединение сил и знаний. Я считаю себя в этом победителем, потому что, когда ты смотришь спустя 10 лет на статистику, никто так не делал. Из моих 40 стартапов я сделал финансовые вложения в 13 (остальные дали мне долю за менторство). Из этих 13 «умерли» лишь два, хотя по статистике неуспешными на рынке обычно становятся 70–90%. Выходит, что я минимум в три раза эффективней, чем большинство фондов. Это win-win: я сам люблю это дело, стартапам это полезно, и даже капитал растет. Это должно быть какое-то энергетически параллельное измерение. Это, наверное, то, что судьба мне дала сделать.

Я бы хотел, чтобы на моей могиле было написано: «Он помогал экосфере, он помогал стартапам с фаундерами реализовать свои мечты».
Самое привлекательное из того, что я видел, когда какая-то «семечка» выросла до лидера рынка. Это дает мне чувство победителя.

У меня хорошие мозги. Это значит, что я могу позитивно влиять на ситуацию. Я хороший коммуникатор, могу свои мысли интересно и структурированно высказать. В кризисных ситуациях я хладнокровный и беру на себя ответственность, откладываю эмоции до момента, когда могу отдохнуть.

Чтобы мотивировать людей, нужно быть естественным. Ты должен быть позитивно заряжен и желать добра. Если ты лидер, который управляет агрессивным кнутом, то это педагогично и релевантно лишь в том случае, когда ты чувствуешь, что это самое лучшее для этой группы людей. Я больше склонен к дружественному подходу к менеджменту, это очень (может быть, даже чересчур) развито в Голландии. Директор там – это фасилитатор, который сделает так, чтобы людям было приятно в офисе. Это может означать даже, что, если команда из пяти человек строит что-то офигенное или программирует, он бежит за пиццей. Не вот эта вертикальная иерархия, а он – фасилитатор, кислород, он делает так, чтобы аппарат работал.

Надо быть милым, но выбирать, где милым, а где не совсем. Этот дурацкий кнут и пряник, он, к сожалению, иногда единственный способ эффективного влияния. Всегда должна быть интуитивная вибрация естественности. Я калибрирую свой компас до момента, когда чувствую, что внутренняя вибрация правильная. Так же и в отношениях с друзьями, семьей, любыми людьми. Иногда ты должен признать свою слабость. Когда я вижу, что сделал что-то глупенькое, я признаю. Лидер – это цемент между кирпичами. Лидер – это человек в первую очередь.

Ты должен верить в цели проекта, в большинство, а лучше во все. Если не веришь в бизнес, как ты можешь быть лидером? Но я никогда не вкладывал денег в бизнес, концепция которого не была мне близкой. Мне предлагали очень выгодную сделку типа «ты можешь сейчас вложить в мясокомбинат, и через месяц у тебя будет миллион долларов», но что-то мне лень, я не хочу. А потом что? Чтобы на могиле было написано, что он миллиард сосисок производил? Нет!

Хороший инвестор должен быть миллионером-мейкером. Он должен уметь делать так, чтобы предприниматель мог свои идеи в оригинальном состоянии воплощать в жизнь, не тратя время на оперативные мелочи. Хороший инвестор должен быть founder-friend, испытывать эмпатию к предпринимателю. Инвестор, возможно, когда-то был на месте предпринимателя и теперь очень хорошо его понимает, может поддержать, наблюдая за процессом. Должен быть замотивирован результатом, не обязательно деньгами, но impact-ом, полученным от созидания и причастности.

Инвестор – это однозначно визионер, у которого есть энциклопедия полезных операционных и стратегических советов, которые он может дать при необходимости.

Когда-то, когда я сидел в офисе на консалтинговые деньги, мне действительно хотелось все бросить: с каждым днем ты понимаешь, как стареешь, растрачивая время на чужие проекты. После этого я стал предпринимателем и немного позже инвестором: именно тогда я бросил все, чем не хотел заниматься. Это был 2013 год, я уехал в Индию и Непал на месяц.

Я не говорю, что счастливый человек должен делать только приятные и расслабляющие вещи: есть рутина и неудобные решения, но ты должен чувствовать, что ты движешься по выбранному тобой маршруту к своей цели. Я не исключаю, что когда-нибудь еще у меня появится желание взять рюкзак и снова пойти в Непал, сидеть в горах и писать. Но это уже не такое «бросить все», это скорее для того, чтобы заново структурировать свои ценности и мысли и продолжить двигаться по своему личному пути в гармонии с собой.

Меня бесит то, что я вижу, как страдает планета, и мы как человечество не совсем понимаем, как это починить. Что, к примеру, США ежегодно отдает 400 миллиардов долларов на благотворительность, а всего лишь за 400 миллионов можно очистить весь Атлантический океан от пластикового мусора. Конечно, можно предположить, что через полгода все вернется на место, но что такое 400 миллионов для мировой экономики?

Энергию мне дают умные люди, интересные разговоры и реализация идей. Я могу из абсолютно сонного человека превратиться в энергичного просто из-за интересного делового приключения, из-за бизнес-идеи и интересного решения.

Я спокойно могу 30 часов находиться в работе без усталости, если это меня увлекает.

Самое сложное в работе – найти подходящих людей и партнеров для проекта. За год я получаю более 3000 бизнес-планов, и мне не хватает времени просмотреть их и отобрать. Нужен человек, который помог бы мне с этим, но я пока не могу его найти.

Мои лучшие друзья – еще из Голландии, из гимназии, мы много пережили вместе и по отдельности, и это мой дружеский фундамент. Хотелось бы найти больше друзей в Украине, настоящих друзей.

Насколько важны друзья для карьеры? Все фаундеры успешных проектов – умные и целеустремленные люди, любят свое дело, и я считаю их, своих партнеров, очень близкими к статусу друзей.

У меня очень нестандартный подход к дисциплине. У меня одновременно десятки и сотни линий, которые могут выглядеть достаточно хаотично, но в итоге они все достигают точки Б. Это может выглядеть беспорядочно, но эмоционально-рационально вижу, как можно достичь какой-то цели.

Когда я увидел фильм «Матрица» в Австралии на каникулах, то решил бросить свою 25-летнюю жизнь в Голландии и переехать в Австралию. Увидел, что можно жить другой жизнью и не в холодной Голландии. Наверное, это был единственный случай, когда на меня так сильно повлиял фильм.

Большой герой из моего детства, который потом стал моим другом, – Виллем Фредерик Херманс. Он написал за свою жизнь около 90 книг, и я прочитал их все в своем детстве. Это голландский Достоевский, и мне очень нравится его жизненная философия: весь мир – это огромный хаос, а человек – лишь маленький слой над ним. Но в конце концов силы природы и хаоса уничтожат все, что нам кажется важным, мы – лишь пыль в глазах времени. Для меня, юного четырнадцатилетнего мальчика, получить приглашение от него и его жены погостить у них в Париже и Брюсселе, где он жил, было настоящей мечтой. Думаю, что его труды сильно повлияли на мою бизнес-активность и результаты.

Хундертвассер говорил, что жизнь – это спираль, все возвращается на те же точки, лишь на другом уровне. И я верю в то, что в какой-то момент я смогу сесть и написать шесть килограммов своих художественных трудов, которые так же изменят чью-то жизнь.

Я боюсь в какой-то день стать испуганным. Голландцы говорят очень красиво: ты страдаешь больше всего от страдания, которого ты боишься. Это как эхо страха. Последний мой страх, когда сестру в обмороке забрала скорая помощь, и уже там, в больнице, она впала в кому. Потом все стало лучше, и она встала на ноги.

Во время Майдана я чувствовал страх. Я тогда боялся, что кто-то меня вытащит из машины с московскими номерами, и вот эта неопределенность меня пугала. Мне хотелось какой-то спутниковый телефон. (На самом деле машину Бастина с российскими номерами обрисовали краской, хотя Бас помогал революции и большую часть времени жил тогда в Украине. – Прим. Татьяны Гринёвой).

Голландские новости тогда искали голландцев в Киеве, и я был единственным, кто остался. И вот я стою с микрофоном в минус 17 градусов на балконе, prime time, в Голландии миллионы людей смотрят, и я должен что-то сказать о Майдане. И я говорил. Это можно до сих пор в интернете найти. А после этого я чувствовал, что я участвую в какой-то карусели. Я не люблю комментировать политику, где не понимаю бэкграунд. Я поэтому полностью отстранился от эмоций, связанных с политикой. Да, для бизнеса иногда надо понимать немножко для учета рисков, но мне это лично неинтересно. Потому что в этом ноль науки.

Страх у меня, наверное, возникнет в тот момент, когда я узнаю, что у меня будет ребенок. Я буду чувствовать страх какие-то пару секунд.
А потом появится настоящий страх, когда ты не знаешь, где твой ребенок, пока ты его полминуты ищешь.

Моя самая большая победа над собой в том, что я научился не делать того, чего не хочу. Ведь менталитет победителя в том, что ты можешь проживать свои годы приятно, ты сам держишь все в своих руках и от этого становишься позитивным.
Мой талант в том, что я могу быстро удалять большинство неприятностей из памяти и довольно быстро прекратить волноваться о какой-то проблеме.

Фото – Виталий Мельник

Наш Telegram
Теги:
Підписуйтесь на нас в Facebook

Прокоментувати

Такий e-mail вже зареєстровано. Скористуйтеся формою входу або введіть інший.

Ви вказали некоректні логін або пароль

Вибачте, для коментування необхідно увійти.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: