Cпецпроекти

«Без сценария в шторм заходить нельзя». Мы поговорили с гендиректором ВДНГ о том, как не потерять контроль над ситуацией, когда все очень плохо


За несколько лет ВДНГ стала крупнейшей досуговой площадкой Украины – c 2015 года посещаемость выросла в девять раз и достигла 4,5 миллиона человек в прошлом году.

С начала карантина и до конца сентября Экспоцентр посетили 1,7 миллиона человек. Это на 30 процентов меньше, чем в 2019-м, но по-прежнему хорошая цифра, говорит гендиректор ВДНГ Евгений Мушкин. Мы поговорили с ним о том, как культурному госучреждению пережить волну ограничений и чем на самом деле важна благотворительность.

Вы рассказывали, что потихоньку начали выбираться из сценария «Жести»в пессимистический. Как выбирались?

Чтобы не потерять контроль над ситуацией, нам нужно было вовремя включить кризис-менеджмент, изучить перспективы своей финансовой позиции и понять, как будут выглядеть разные сценарии происходящего. Мы это сделали за две недели до карантина – на финрынке обвалились котировки. Стало понятно, что Украина в стороне не останется. 

Без сценария, вслепую, в шторм заходить нельзя.

Мы собрали бюджет по сценариям: Жесть – это если не проведем ни одного мероприятия, пессимистический – если будут хоть какие-то. Режим жести мы реализовали еще в начале карантина, ведь не состоялись все мероприятия сразу – в апреле, мае и июне не было ни одного. На это время мы сократили себе зарплаты вполовину. 

От жести к пессимистическому начали переходить во время адаптивного карантина, когда появилась возможность проводить мероприятия под открытым небом. 

Насколько сейчас выровнялась прибыльность?

Мы сохранили ее, но до докарантинного уровня не восстановимся где-то еще год. Мы планировали ставить новые лавочки, восстанавливать освещение, ремонтировать павильоны и дороги, высаживать деревья. 

Возможности развиваться как раньше пока нет. Но это не одно и то же, что тонуть в  убытках – поэтому я считаю, что на фоне отрасли мы справились очень хорошо. 

Вы готовитесь ко второй волне?

Мы готовы. Посетители вернулись, мы смогли проводить хотя бы какие-то мероприятия и сформировали подушку безопасности, вдруг что. Единственное, на что сейчас тратимся – восстанавливаем отопление в одном из центральных павильонов. 

Отдельная история ВДНГ – это благотворительность. Вы и размещаете у себя благотворительные проекты типа «Куража», и сами выступаете получателями помощи – те же добровольные пожертвования на входе. Что вы получаете от этого?

Мы развиваемся благодаря тому, что даем возможность развиваться другим инициативам – бизнесам, социальному предпринимательству и так далее. Один из важных аспектов – чтобы у посетителей не складывалось впечатление, будто мы работаем как коммерческая организация, потому что мы по факту работаем иначе –  как некоммерческая структура. Весь – вот прямо весь заработок – направляется на нужды ВДНГ. И есть целый ряд социальных программ в свободном доступе для всех людей. Очень важно, например, что возможность доступа к досуговой культуре получают все дети – за три года приняли на безоплатной основе 5,5 тысяч детей из детдомов. Это в том числе наш просветительский благотворительный вклад и вклад наших партнеров.

Благодаря онлайн-проекту «Вхід до змін»мы в прошлом году собрали на 50 новых деревьев и капельное орошение на входной аллее, чтобы они больше не гибли; сделали арт-объект в подземном переходе и восстановили 8 из 34 фонарей на центральной площади, которые являются архитектурными памятками.

Когда мы гуляем в парке со свободным входом, это не значит, что мы ничего за это не платим – на его содержание ушли наши налоги. А поскольку ВДНГ не финансируется из налогов, мы решили внедрить финансирование прямого действия. Турникет – это социальный эксперимент. Пока из тысячи проходящих решение помочь Экспоцентру принимают двое. Это очень немного – я рассчитывал, что будет хотя бы 2%. И это, увы, о многом говорит.

Я, кстати, заметил разницу в менталитете украинцев и американцев. В американском магазине цена на продукты всегда указывается без учета налога, и покупатель знает, что на кассе заплатит чуть больше. Это делает людей более осознанными, они понимают, что их отдельный доллар уйдет на ту же инфраструктуру города, в котором они живут. Мы же привыкли к тому, что государство думает за нас и все централизовано, поэтому такие эксперименты интересны и полезны. 

Зачем вам лично благотворительность?

Во время разработки стратегии ВДНГ на сорок лет мы задались вопросом – для чего нам вообще всем этим заниматься? Мы очень хотим, чтобы наша страна процветала. У страны непростая история: уничтожалось мыслящее население, элита, и до этого было не очень много возможностей автономии. Сейчас Украина не процветает потому, что большинство из нас исповедует ценности, которые противодействуют прогрессу. 

Мы не согласны с таким положением вещей и хотим это менять. Так что в основе деятельности ВДНГ – позитивно влиять на ценности. Показывать, что мероприятия могут быть другого качества, что занимаясь хорошими делами, можно преуспевать с выигрышем для всех, что можно прекрасно работать без коррупции, что можно ходить по газонам, в конце концов. 

Мы смогли показать, как работает принцип разбитых окон. Когда пренебрегаешь мелкими поломками и недостатками, например, игнорируешь разбитое окно или обрисованную стену, то место скоро превращается в свалку. И кто-то должен сделать первый шаг. 

Когда мы починили все разбитые окна, закрасили граффити, то вандализма стало меньше. На первой «Зимовій країні»в 2015 году было несколько пьяных драк, а на последней их не было вообще – пришли миллион сто тысяч человек. За три месяца. Значит, люди меняются, когда видят другой образ жизни. 

Благотворительность ВДНГ – она о том, чтобы создавать равенство возможностей. Когда видишь, что определенные ценности ведут к процветанию одного государственного учреждения, то это будет справедливо и для общества в целом. И когда ты видишь это на практике, то не возникает сомнений, что стоило заниматься проектами не только ради денег.

Как-то два года назад я засиделся в офисе, выезжал уже вечером – уже светились  павильоны Куража, хаба Pandora и пара других. И вспомнил, что еще на первой «Зимовій країні»в это время было хоть глаз выколи. Когда каждый день варишься в этом, не видишь прогресса, он уже выглядит естественно – а ведь когда-то место было вообще вымершим. И это, конечно, очень вдохновляет двигаться дальше. Все оживает, и живым Экспоцентр делают люди, которые сюда приходят.

Все фото: Роман Кетков

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Ми в Телеграмі
підписуйтесь
 

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: