Cпецпроекти

Реквием по новостям: за что мы любили Lenta.ru


0 3 19

Снимок1

При том, что Россия и Украина в очередной раз обострили отношения между собой, можно вспомнить удивительный парадокс: события украинской революции лучше всех освещал российский ресурс. Понятное дело, что о мертвых либо хорошо, либо никак, но о “Ленте” многие говорили то же самое и при жизни.

Впрочем, украинской революцией достоинства “Ленты” не ограничивались. Она умела удивительно фундаментально раскрывать любые поводы, за которые бы ни бралась. А бралась она без малого за все: видео-репортажи о беспорядках в Бирюлево, рецензии на компьютерные игры, аналитика про плюсы и минусы евроинтеграции, да даже наркоманские новости про норвежскую девочку, которая съела мороженое и превратилась в папье-маше.

Снимок222

Заголовки “Ленты” – отдельная фишка издания

Так случилось, что за пару месяцев Россия (да чего уж там – весь русскоязычный интернет) лишается еще одного узнаваемого и адекватного СМИ по удивительно дурацкой причине. Сначала был “Дождь” с извечным российским скандалом на тему “Деды воевали”, теперь “Лента”, разместившая в интервью с лидером “Правого сектора” Дмитрием Ярошем якобы экстремистский материал. Это в России, где экстремистским могут признать школьный спектакль про фрукты и вообще все, что не ведет Киселев. А сейчас еще и украинский “Коммерсантъ” постигла похожая участь просто “из-за событий в стране”. 

В конце концов, это ведь квинтэссенция сложившихся медийных традиций в России: если во всем цивилизованном мире проблемы могут возникнуть оттого, что ты не поставил гиперссылку, то тут за то, что ты ее поставил, увольняют главного редактора. И ставят на его место де-факто ставленника Кремля. В тот же день 84 сотрудника написали открытое письмо, в котором сообщили о давлении на редакцию.

В конце концов, это ведь квинтэссенция сложившихся медийных традиций в России: если во всем цивилизованном мире проблемы могут возникнуть оттого, что ты не поставил гиперссылку, то тут за то, что ты ее поставил, увольняют главного редактора.

В какой-то момент “Лента”, как заметил Юрий Сапрыкин, стала русским “Нью-Йорк Таймсом” – важнейшим ресурсом страны, от которого не скроется ничего. И действительно не скрывалось: на любое крупное событие у “Ленты” была припасена трансляция или целый спецпроект. Впрочем, на события помельче она реагировала не менее компетентно; зайдите в разделы “Культура” или “Интернет и СМИ”, все поймете сами. А эти проекты вроде “Заклятых соседей” про странные отношения Украины и России. А неформальный твиттер, где порой даже случались переборы (“Аэроэкспресс насмерть сбил двоих негров. Это произошло за час до наступления темноты – машинисту нет оправданий”). А тонкие, неодносложные заголовки. За 10 лет редакторства Галины Тимченко всего не вспомнишь.

1074072_10152113340063411_443830246_o

Прощальное селфи редакции

“Беда не в том, что нам негде работать. Беда в том, что вам, кажется, больше нечего читать.” – вот самая цитируемая фраза из того самого письма редакции. Еще одна ниша большого и адекватного издания “обо всём” освободилась. Зато кто-то уже шутит в твиттере, что, мол, если собрать всех уволенных за эти годы журналистов, то можно создать суперСМИ.

Наш YouTube-канал
Підписуйтесь на нас в Facebook

Прокоментувати

Такий e-mail вже зареєстровано. Скористуйтеся формою входу або введіть інший.

Ви вказали некоректні логін або пароль

Вибачте, для коментування необхідно увійти.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: