Cпецпроекты

Другой мир: дневник горожанина, перебравшегося в экопоселение


0 90 112

обирок1

Мы продолжаем серию материалов о коммунах людей, променявших ритмы большого города на экопоселения и близость к природе. Что движет людьми, которые меняют комфорт на неизвестность, узнает и переживает на себе наш гонзо-журналист Евгений Коваленко.

Часть 1 — здесь

Сразу оговорюсь, что этот текст — не аналитический материал об эко-поселении с четкой структурой и статистикой. Я и сам было планировал написать краткую и содержательную статью о том, что люди здесь находят и как строят свой социум. Однако, проведя первых три дня в Обырке понял, что жить с этими людьми и и быть предельно критичным и отстраненным у меня не получится. Все записи я делал по ходу событий, планируя в дальнейшем все структурировать и трансформировать диалоги в полезную для читателя информацию. Но в итоге понял, что интереснее будет читать историю и тот порядок, в котором для меня открывалась информация о жителях, характерах, быте и устремлениях этого места.

В блоге изменены имена жителей Обырка по их просьбе, кроме основателя и австралийского волонтера. Остальное — правда, но правда моя, такая, какой я ее увидел. Все фотографии, кроме заглавной, — мои.

9 июля 2014 года. Обырок, день первый.

Первый день в Обырке. Устал. Но уже испытываю внутреннее возбуждение. Нужно время, чтобы адаптироваться. Ребята, у которых я поселился, говорят: нужна неделя, чтобы стать полноценным жителем Обырка. Прежде всего, привыкнуть к покусыванию комаров и размеренному темпу жизни.

Добирался автобусом со станции метро Лесная около трех часов. Потом шел по асфальтной дороге около получаса, по обе стороны — лес. Треть дороги меня атаковал шмель.

Добирался автобусом со станции метро Лесная около трех часов. Потом шел по асфальтной дороге около получаса, по обе стороны — лес. Треть дороги меня атаковал шмель. Пахло свежестью, асфальт еще был мокрый. Как здесь красиво и приятно слуху. Цикады как будто бы усилены невидимыми динамиками, спрятанными в листве.

Вот лошадь пасется в поле. К ней неспешно идет женщина. Лошадь чувствует ее, разворачивается и подходит, дружественно помахивая хвостом. Прохожу указатель «Матеевка». В селе тихо и умиротворенно. Встречаю первых жителей. Бабушка в домашнем халате и мужик с велосипедом. Остановился, видимо, на перекур. Бабушка улыбается и устраивает допрос:

— Молодой, красивый.. куда идешь?

— В Обырок, — говорю.

— Ой, сколько вас ходит туда. И куда вы там все помещаетесь?

— Да вроде место много, там же лес.

— Какой лес?

— Хвойный, — говорю, — вроде.

— Это там, где голые ходили?! — спрашивает мужик.

— Ага, — смеется бабушка, — возле озера.

— Куда идти — знаете?

— Знаю, — говорю я и делаю несколько снимков.

— Я же не подготовилась… — бабушка смущается, быстро приглаживая свои седые волосы.

 Здесь в основном хатынки и покосившиеся домики, некоторые совсем захудалые — продаются. За поворотом открываются просторы. Вдоль дороги пацанва развлекается. Хлест. Хлест.

фото 1

Звон эхом летит по полям. Завидев меня, один паренек из компании местной шпаны — тот, что постарше, устремляется в мою сторону. Идет за мной по пятам. Хлест. Хлест. Чувствую его приближение. Поварачиваюсь и улыбаюсь ему. А потом делаю несколько снимков. Он пытается закрыть лицо плеткой.

Йебоны йому по камере,— проявляет признаки легкой агрессии какой-то колхозник.

Прекрасный колорит, думаю я, не хватает только…

А вот и коровы, бредут веселою гурьбой прямиком из рекламы Милка. Щелк. Щелк. Хлест. Хлест. Отдаляется звук плетки.

Мимо меня проходят подростки. Слава Украине! — кричат и смотрят, как я отреагирую. И когда я говорю «Героям Слава!» убеждаются в чем-то для себя важном. Улыбаются. Блокпост прошел.

Мимо меня проходят подростки. Слава Украине! — кричат и смотрят, как я отреагирую. И когда я говорю «Героям Слава!» убеждаются в чем-то для себя важном. Улыбаются. Блокпост прошел.

фото 2

 Указатель Обырок. Меня подбирает Саша с местными жителями. Они как раз возвращаются с Конотопа с продуктами. В машине четверо: Саша, водитель Семен, и еще пара смуглых ребят на заднем сидении.

 Привет! — Знакомимся, но я тут же забываю их имена. Ребята общаются между собой. Я узнаю, что они побывали сегодня в музыкальном магазине, купили флейту и губную гармошку.

— Ну что, устроим концерт. — Предлагает Семен.

 — А у вас есть ребята, которые умеют на этом играть? — Спрашиваю.

Конечно, — смеется Семен,- мы тут все немного умеем…

Мы проезжаем мимо указателя «Киносарай». Как я узнал позже, это территория Кантеров, основателей Обырка. Первое, что бросается в глаза — гнездо и силуэт аиста на электростолбе. Прекрасное единение цивилизации с природой.

Выходя из машины, смуглый парень толкует с Олегом про какие-то территориальные громады.

Тебе обязательно нужно пообщаться с Кариной, — говорит он и хлопает дверью.

Мы разворачиваемся, проезжаем несколько метров и поворачиваем налево. Останавливаемся возле небольшой хатынки. Ребята разгружают продукты и разговаривают о планах.

— На завтрашний день — футбол и баня.

— А ты смотрел Бразилию? — интересуется Семен.

Последние три гола, — говорю.

— А сколько их было вообще?

— 7:1.

— Ничего себе. Я же говорил, что немцы сильные.

Едем дальше и вот — обиталище Саши. Все очень живописно. На горизонте поле, колосящееся «разноцветными окнами» и деревья, стволы которых бережно обернуты в вязаные материи-бафы. Небольшой домик, на дверях висят колокольчики и музыка ветра. Саша зовет к себе в дом. На пороге меня встречают Валерия и Мира — двухлетний белокурый ангел с подушкой-животиком.

Это семья Саши. Саша показывает мне свою территорию.

Здесь массажный кабинет. Один паренек приезжал сюда на мастер-класс. Мы создали для него условия, он здесь работал, тут есть возможность себя проявить. Туалет там, видишь, за деревьями. Здесь наш клуб. У Кантеров Киносарай, а у нас клуб. Девочки занимаются арт-мобилизацией. Каждый своим. А там живет художник, вон видишь, такой маленький дом и рядом магазин. В магазине кстати будет продаваться хенд-мейд. Парень за ним присматривает. Рядом возле домика уже залили фундамент. Там палатки. Одна пустая. Ты можешь там спать. У нас тут живет еще австралиец. Нашел нас через социальную сеть.

— А где душ?

— Душ есть, но он тебе не нужен. Дорога ведет к озеру. Можешь мылиться прямо в озере. Мы, кстати, с Валерией нудисты.

— Ага, и бабушка все про вас знает.

— Какая бабушка?

— С Матеевки.

— А, да у нас тут были одни натуралисты. Они жили возле озера. Но это было два года назад. Некоторые девушки ходили топлес, просто забывали.

 Из дома доносится голос Валери.

— Женя, ты будешь ужинать?

— Буду. Но вы начинайте без меня, я пойду поснимаю немного закат и присоединюсь.

 фото 3

Боже, как здесь красиво. Справа чье-то поле, засаженное кукурузой и капустой. Слева — горизонт и догорающий алым закат. Но нет времени на рефлексию. Пока я не вошел в размеренный ритм, нужно все узнать.

 Я возвращаюсь в дом. Саша играется с Мирой. Она пролила воду , вода медленно течет по столу в сторону Саши. Саша просит Миру так не делать. Но она его не слушает и еще больше наливает воды. Саша зачерпывает ее рукой и стряхивает на Миру. Та визжит и смеется.

Саша мне рассказывает про здешнюю жизнь. Он переехал сюда четыре года назад. Через два года пригласил сюда Валерию. И вот они уже перезимовали свою первую зиму. Спрашиваю — холодно было?

— Да нет, у нас тут печка и дом теплый. Но много чего нужно делать еще. Я сейчас занимаюсь выгребной ямой и мне нужны люди, которые будут копать. Но я не хочу указывать людям. Лучше, когда они сами находят работу. Вот, девочки со Львова были у нас, участвовали в проекте арт-мобилизация и раскрасили нам стену.

— А как вы здесь выживаете? — спрашиваю.

А здесь на самом деле денег тратится гораздо меньше, чем в городе. Только на бензин, и то мы скидываемся.

— Слушай, а вы здесь не практикуете бартерные отношения?

— А зачем? Есть деньги. Понимаешь, вот есть, например, Кантер, он режиссер, еще монтирует кино и занимается организацией фестивалей. Предположим, сейчас ему нужно спроектировать водопроводную систему. Я сам, кстати, по образованию строитель… И вот я посчитал, что это будет стоить пятнадцать тысяч. И что он мне может предложить на пятнадцать тысяч?! Зачем выдумывать велосипед.

— Это у меня просто были свои представления об эко-поселении…

— А мы не совсем эко-поселение, мы используем технику, у нас есть миксер, и мы моем посуду моющими средствами.

— А вы вообще сами откуда?

— Я из Харькова, — говорит Валери.

— Я с Крыма, а Мира с Тайланда, — продолжает Саша.

— Это в Таиланде таких красивых девочек делают? — спрашиваю я.

— Не делают, а они там уже такие выходят.

— А как вы здесь выживаете? — спрашиваю. — А здесь на самом деле денег тратится гораздо меньше, чем в городе. Только на бензин, и то мы скидываемся. 

Позже я узнаю, что Саша с Валери жили пол года в Тае.

— Как собираешься ее образовывать?

— А зачем? По Вальфдорской системе до семи лет ребенок не должен ходить куда- либо. Он социализируется в среде взрослых. К нам тут много друзей приходит. Кроме того Лоя с Греем планируют здесь скоро открывать Вальдорфскую школу. Акцент в ней делается на развитие личности и рукоделие.

— А дети, они же как -смотрят на взрослых и копируют, — вступает в разговор Валери.

Через пол часа приходят Бо с Лю. Бо тоже умеет играть на гитаре. И гитар теперь в доме четыре, вместе с моей.

Мы знакомимся. Бо какое — то время еще читает Мире вслух сказку. Видно, что ребята очень дружные. И я чувствую некоторое отчуждение, потому что не знаю, как стать частью вещи, которую они делают вместе. Мне очень хочется быть полезным.

Чудесное окончание дня.

Продолжение следует.

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: