Cпецпроекты

Вынос мозга: почему переживание лучше, чем контроль


3 2229 99
В новой рубрике «Вынос мозга» мы рассказываем просто о сложных теориях и направлениях психологии. В этот раз редакция bit.ua взяла интервью у Игоря Погодина — автора диалогово-феноменологической терапии. Мы попросили его прокомментировать ключевые, на наш взгляд, тезисы этого направления, а также поговорили про страдание как бегство от жизни и о том, почему волевое усилие не работает.

Игорь Погодин — кандидат психологических наук, основатель и директор  Института гештальта, автор более 400 публикаций, в том числе учебников, монографий, учебно-методических пособий, автор диалогово-феноменологической терапии, которая считается одним из направлений гештальт-терапии.

Многие считают, что психотерапия — это когда терапевт копается в голове клиента и ищет там причину проблем подопечного. В  зависимости от направления, методы могут быть разные. Психоаналитик смотрит на ситуацию через призму вытесненных желаний, когнитивист — через выявление дисфункциональных стереотипов мышления, НЛП-ер анализирует способы субмодальной репрезентации опыта.

Все эти представления о психотерапии, очень разные по методологии, сходятся в одном: психика, по их представлениям, – это нечто, что находится внутри человека: то ли в мыслях, то ли в эмоциях, то ли в  неврологии, то ли в подсознании, то ли где-то еще в каждом из нас.

Гештальт-терапия вообще и диалогово-феноменологическая психотерапия в частности утверждает нечто противоположное: психика возникает в контакте. Если есть «Я» и есть «Другой», то психика — это то, что находится между нами.

Вы наверняка замечали, как меняется ваше состояние в зависимости от того, с кем вы разговариваете. Но вы не просто каждый раз реагируете по-другому, вы сами другие. Есть, конечно, и те, кто от контакта к контакту, из года в год всегда одни и те же. Одно и то же выражение лица, взгляд, который не меняется. Значит — беда. Именно у таких людей можно обнаружить множество симптомов.

Дело в том, что у каждого из нас есть два способа взаимодействия с миром. Первый — это переживание Жизни, второй — создание концепции. Так называемые психические расстройства возникают благодаря второму способу.

Наша жизнь — некий поток феноменов: цвет, запах, чувства, мысли, действия, желания, события внешнего мира — то есть все, что мы с вами видим и осознаем. Эти факты распределяются в сознании под влиянием трех фундаментальных абстракций: времени, пространства, субъекта/объекта.

Для того чтобы феномены предстали перед нами в виде реальности, они должны чем-то управляться, и здесь есть два пути: переживание или структурирование в виде концепции.

Концепция — это совокупность фактов сознания,  где каждый из элементов жестко связан друг с другом. Эта связь очень важна, потому что любая стабильность, даже болезненная,  переносится человеком  гораздо легче, чем непредсказуемость. Иными словами: «Пусть муж бьет, пьет и изменяет, но зато я знаю, что утром он  попросит у меня прощения».

Концепция сама по себе — это не хорошо и не плохо. Проблема возникает, когда она не может трансформироваться под реальность, которая все время меняется. Например, было у человека убеждение, что мир приветлив, безопасен и его можно контролировать. И вот на него нападают хулиганы. Чем сильнее концепция дружелюбного и безопасного мира, тем больше вероятность, что кризис разовьется  у пострадавшего в сложнейшую агорафобию.

Или другая ситуация: растет ребенок, все его любят. Мама, папа, бабушка, дедушка целуют в попу, говорят, что он самый лучший, не отдают в детский садик, «берегут психику». Но именно в детском саду ребенок впервые может  столкнуться с конфронтацией и пережить кризис уникальности. И поверьте, гораздо лучше, если это произойдет в четыре года, а не в сорок.

Если вы обратитесь с жалобой на какой-то симптом, например, на панические атаки, к пяти психотерапевтам, каждому из них будет достаточно одной сессии, чтобы установить причину вашего расстройства. Возможно, они даже смогут назвать пять разных причин, и все они будут верными. Только это ничего не изменит, потому что вы останетесь тем же человеком, которым были. Более того, психика устроена таким образом, что:

Концепция — жесткая структура, затрагивая один элемент которой, вы неминуемо вызываете другой. Симптом — это всегда часть концепции, он оказывается запертым внутри. Допустим, в детстве вы  испытали сильное чувство страха, но мама вместо того, чтобы  успокоить, вас обругала. Так к страху добавился стыд и мысль о том, что хорошие люди не должны бояться.  Испытывая стыд, вы запомнили мамину интонацию и то, как она на вас смотрела. Утром в школе учитель вызвал вас к доске с той самой маминой интонацией. Вы снова почувствовали страх, тут же к нему добавился стыд, нужно было срочно отвечать на вопрос учителя — возникло напряжение в теле. Вы растерялись, попробовали говорить и поняли, что заикаетесь.

Стыд, страх, желание быть хорошим, мамина интонация и взгляд, разговор с учителем, напряжение, заикание — все это феномены. Сами по себе они наделены свободной жизненной энергией. Но если вы отказываетесь переживать какой-либо феномен, например, чувство стыда, вся витальность уходит в формирование связей с другими феноменами, их структурирование, то есть создание концепции. Теперь каждый раз, когда чувствуете скованность и напряжение в теле, начинаете заикаться. А напряжение возникает непроизвольно, стоит вам только услышать ту самую интонацию и так далее.

Допустим, вы осознаете только свой симптом — заикание и именно с ним приходите к психотерапевту. Несколько сеансов — и  вы уже осознаете все причины и следствия вашего симптома. Теперь вместе с терапевтом вы работаете с детским чувством стыда, но оно неразрывно связано со страхом и напряжением. Пытаетесь убрать напряжение или перестать стыдиться страха, но  результат один — связь между этими феноменами становится еще сильнее. Чем больше вы тянете, тем крепче связь. Это  звучало бы безнадежно, но есть и другой вид контакта с реальностью.

Если человек перестает пытаться все контролировать, ему становится доступным источник неограниченной трансформации — переживание. Это процесс, который оставляет свободную волю любым феноменам, которые бы ни появились в сознании. Вы как будто пропускаете все, что видите и слышите, через себя, вдыхаете в это витальность в избытке. Не так важно, с чем именно вы присутствуете в жизни, важно, что ПРИСУТСТВУЕТЕ. Проконтролировать содержание невозможно: это может быть и радость, и восторг, и нежность, и восхищение, и счастье. Но может быть боль, отвращение, злость, отчаяние, разочарование.

В этом процессе снова и снова высвобождается колоссальная энергия, которая в свою очередь вызывает много новостей в вашу жизнь. Вы начинаете замечать то, чего раньше никогда не замечали, становится доступным то, о чем раньше даже предположить не могли. Жить становится сложнее, но симптому в этой ситуации появиться просто негде, так как он образовывается только в концепции.

Существует огромная разница между концептуальной обработкой боли и проживанием боли. Я  видел  много пафосно страдающих людей, людей в глубокой депрессии, людей, которые регулярно устраивают истерики своим близким. Не нужно обманываться: нам только кажется, что внутри них кипит океан страстей. На самом деле за всем этим, как ни парадоксально, стоит огромное желание контролировать жизнь до последней секунды.

Настоящее переживание всегда светлое, оно несет в какие-то новости. Боль, даже самая невыносимая, но прожитая глубоко, сопровождается нежностью, или благодарностью, или теплотой, или уверенностью в своих силах.

Но если бы это было так просто, некоторым людям бы не понадобились годы терапии. На самом деле то, к чему я призываю, очень страшно. Если вы выбрали отдаться своей Жизни, тут же столкнетесь с неприятной новостью — вы никак не контролируете направление и характер изменений! Никак! Вас может затопить такой поток боли, который вы не заказывали. Или счастья, которого тоже бывает «слишком много». Чувства радости или любви люди отказываются переживать гораздо чаще, чем кажется, и это приводит к гораздо более опасным последствиям, вплоть до так называемого безумия (которое я, кстати, считаю иллюзией концептуального свойства, но это отдельная тема для разговора).

Представьте, что у вас идеальные отношения: вы любите и любимы.  Если вы выберете Жить, а не пытаться контролировать реальность при помощи концепций, то с самого начала поймете, что нет никаких гарантий. Идеальная любовь завтра может закончиться изменой или разрывом. Вас могут разлюбить, а можете разлюбить вы, и это тоже страшно.

Вместе со счастьем приходит ощущение хрупкости и непредсказуемости жизни. Советы «просто не думай об этом» уже не действуют, начинает казаться, что вы подвешены в воздухе, а вокруг хаос.

Жить и переживать Жизнь во всех ее проявлениях — огромный риск, гораздо проще загнать себя в концепцию, пусть даже концепцию страдания, но зато привычную и предсказуемую. Поэтому не заблуждайтесь: человек часто выбирает трагизм просто потому, что его легче контролировать. Кстати слово «выбор» в понимании диалогово-феноменологической терапии находится в оппозиции к словосочетанию «принять решение». Это два принципиально разных пути.

Процесс принятия решения предполагает, что мы рассматриваем альтернативу через призму имеющихся преимуществ и угроз. Образно говоря, расчерчиваем таблицу, где справа пишем «+», а слева «-» Такой процесс всегда опосредован концепцией, опирается на волевое усилие и апеллирует к ограниченному количеству данных. Выбор возможен только в том случае, если вы отдадитесь «с потрохами» потоку Жизни.

Ваши глаза, уши, ум и сердце станут получать гораздо больше информации, значительная часть которой, возможно, и вовсе находится за пределами регулирующих концепций. Выбор — это элементарный психический акт, который подразумевает задействование витальности. У него нет оснований. Вы выбираете просто потому, что выбрали, и не можете сказать почему.

Меня всегда забавляет, когда говорят: «Это направление психотерапии не научно». Я не знаю научных направлений психотерапии. По своей сути психотерапия — не наука. Тот же психоанализ можно назвать скорее религией или философией. Надеюсь, психоаналитики меня не закидают камнями, но я сейчас говорю не от себя лично, а базируясь на тезисах одного из самых влиятельных философов науки XX века — Карла Поппера.

Любое знание не является научным до тех пор, пока его нельзя доказать или опровергнуть. Как вы докажете существование подсознания, например? Вам предлагают просто поверить в детские травмы и вытесненные влечения, и пока вы находитесь в рамках этой культуры, она  может быть действенна для вас. Но вряд ли о категориях психоанализа можно говорить в рамках объективного описания реальности. Диалогово-феноменологическая терапия и даже гештальт-терапия, из которой она выросла, тоже не являются научным знанием в чистом виде.

Давайте говорить честно: если мы не занимаемся нейрофизиологией, мы работаем с неким субъективным опытом человека, который не поддается точным измерениям. Говорить о научности здесь не приходится. Я думаю, что психология всегда останется падчерицей науки и, как по мне, так слава богу!

Психотерапия — это не обработка статистических данных, не настройка механизма на рабочий режим: нажми на кнопку — получишь результат. Психотерапия работает с образами, и в этом смысле ее можно назвать искусством. Ее задача не в том, чтобы  сделать жизнь правильной, а в том, чтобы она стала ярче и вкуснее.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

3 Комментария. А где же ваш!

по рейтингу сначала новые по хронологии
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: