Cпецпроекти

Стереотипы о благотворительности. Когда (не) стыдно сказать, что ты знаешь, как лучше? | Колонка Ольги Рудневой


0 2369 0

Тут недавно один большой фонд с неоднозначной репутацией передал целый парк машин скорой помощи. Я немедленно поставила лайк, потом подумала, вернулась и исправила его на сердечко. А потом снова подумала, вернулась и написала, что они молодцы. Потому что они молодцы, черт возьми!  Мои критически настроенные друзья тут же написали в личку, что лайкать вот такое вот не к лицу. Я уточнила, что именно мне не к лицу: праздновать новые машины скорой помощи или ставить лайки под постами других фондов. И тут открылся ящик Пандоры.

Все самое "любимое" за 15 лет работы в благотворительности пронеслось в моем мессенджере за 15 минут.

Оказывается, бизнес должен. Просто обязан помогать, отдавать, поддерживать. А еще лучше, если этот бизнес и эти так называемые благотворители начнут честно платить налоги, и тогда справедливое государство все всем купит и всех осчастливит. И тогда вообще не нужны будут все эти благотворительные подачки.
Отвечаю: нигде, ни в одной стране мира государство пока еще самостоятельно не справилось со всеми проблемами. Чем цивилизованнее общество и чем продвинутее страна, тем бОльшую роль в ней играет благотворительный сектор. Я, конечно же, за то, чтобы бизнес работал честно и налоги распределялись прозрачно. Но у меня рука не поднимается запретить бизнесу делать добрые дела, если им так велит стратегия, совесть или отдел маркетинга.

Но мы продолжили. Оказывается, бизнес все равно потратит больше на пиар. “Любимая” моя формулировочка: «сделали добра на копейку, разогнали пиара на миллион». Ну и дальше список из сомнений и подозрений в том, что там на самом деле движет благотворителем, меценатом и бизнесом.
Отвечаю: Дорогие мои! Да, бизнес не делает ничего, что не ведет к снижению рисков или не увеличивает прибыль. Просто сегодня у покупателя и клиента появилась уникальная возможность показать бизнесу, что нам нравится тот факт, что он возвращает часть своей прибыли добрыми делами. Мы, обычные люди, которые покупают йогурт в магазине и пачку чипсов на заправке, своими 50 гривнами можем отправить бизнесу месседж: я возьму то, что имеет благотворительный компонент. Я напишу хороший отзыв о том бизнесе, который думает обо мне, вкладывая средства в пандус, лифт и пеленальные столики.
Когда бизнес рассказывает о своих добрых делах, он не только помогает своему клиенту выбрать его продукт: он показываете пример всем остальным, как надо. Это словно сигнал всему рынку: теперь все делают так. А покупатель выберет среди всех того, кто ему симпатичнее.

Говорить о добрых делах надо. Пиарить добрые дела надо. И лайки под постами о добрых делах ставить надо, даже если вдруг это инициатива вашего конкурента.

Но и это еще не все. Оказывается, благотворительность это «так уж и быть, хорошо», но почему так мало? Надо больше. Нас обворовывали годами, зарабатывали на нас, присваивали наши активы, а теперь отдали жалкую часть украденного у нас.
Отвечаю: единица больше нуля. Окей? Даже если вам кажется, что должны больше. Даже если вы считаете, что вор должен вернуть все и добавить еще немного от себя в качестве моральной компенсации, то я вам сообщу, что факт воровства устанавливает суд, а решение “сколько давать” принимает сам бизнесмен. И он, разумеется, может не давать ничего. Это его выбор. Но он может решить дать что-то. И мне кажется, что «что-то» намного больше, чем «ничего», даже если мы считаем, что нам должны все.

Еще один стереотип: не на то дали. Вот тут во мне просыпается борец со СПИДом с 15-летним стажем, который, по мнению миллионов, тратил деньги на «проституток и наркоманов» вместо того, чтобы помогать старикам и детям. Я слушаю это 15 лет. Можете себе представить, сколько раз за эти годы нам говорили, на что надо тратить деньги, и скольких экспертов мы пропустили через наш офис?
Отвечаю: благотворительность обычно драйвится личным решением самого донора. Иначе не работает. Он должен верить. В проблему, в то, что он может ее решить, в то, что именно он знает как. Если к тебе в кабинет пришел Вася в очках и с портфелем из крокодиловой кожи, и сказал: «Вам надо для вашего имиджа спасать слонов в Индии», а вам эти слоны вообще не заходят, не откликаются и не радуют, то надо гнать эксперта Васю вместе с его кожаным портфелем подальше.

В благотворительности надо верить в то, что делаешь. Любить своих клиентов. Прощать им их несовершенство. Бороться за них. Быть готовым выходить на забастовку, отстаивая их интересы с пеной у рта.

Это возможно только тогда, когда в это веришь. Иначе – одноразовая акция и фото в Фейсбуке.

Ну и самое “любимое”: им там столько платят, могли бы урезать зарплаты и раздать на добрые дела. В этом месте у меня начинает идти кровь из глаз, потому что мне прям тоже неплохо платят, и у меня есть огромная мечта – сделать так, чтобы всем в благотворительности платили так же, как в бизнесе. Чтобы нам перестали рассказывать, что мы работаем из-за мотивации, что спасать людей – это уже большая честь, и что мы сами знали, куда мы шли.
Отвечаю: вы знаете, что чувствует человек, работающий в благотворительном фонде, который вел клиента три года, а его подопечный умирает? Вдохновение? Стимул работать дальше? Желание найти еще одного клиента и доказать всему миру, что есть случаи, когда все-таки выживают? Нет, черт возьми, нет. Ты чувствуешь отчаяние, боль, разочарование. Тебе иногда на стену хочется лезть от бессилия. Вы знаете, что чувствует человек, который собрал миллион, чтобы пробурить скважину в Африке, пригласил всех, кто давал деньги, позвал десятки камер, а воды в скважине не оказалось? Думаете, он хлопает в ладоши, как юный стартапер своему первому провалу? Нет. Он чувствует, что всех подвел. Что он плохой менеджер. Что люди больше не дадут денег не только ему, а вообще никогда не дадут денег на благотворительность. И после этого надо снова идти на работу, снова искать деньги, снова спасать людей. Но, если честно, нам не надо доплачивать за это.

Нам просто надо нормально платить, чтобы мы могли быть экспертами в том, что делаем.

Я знаю, что писала об этом миллион раз. Просто каждый раз, когда я слышу эти предвзятые мнения скептиков, у меня начинается звон в ушах и я не могу себя остановить от того, чтобы повторить еще раз. Давайте вместе повторять как мантру:

– Никто никому ничего не должен;
– единица больше нуля;
– говорить о добрых делах можно и нужно;
– считать чужие деньги – моветон;
– знать, куда лучше потратить миллион – не стыдно. Стыдно рассказывать: “Я знаю, как лучше”, вместо того, чтобы делать, как лучше;
– благотворительность не волонтерство. Деньгами, даже благотворительными, должны управлять эксперты.

Підписуйтесь на нас в Facebook

Прокоментувати

Такий e-mail вже зареєстровано. Скористуйтеся формою входу або введіть інший.

Ви вказали некоректні логін або пароль

Вибачте, для коментування необхідно увійти.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: