Cпецпроекти

Без водопровода, света и в полуразрушенном здании: как я жил в сквоте


0 363 0

У нас выходила статья о сквотах — заброшенных помещениях, которые группа людей занимает, облагораживает и живет там. Сквоты существуют во всем мире, и Украина — не исключение. В материале мы упоминали об «Автономии» — одном из самых известных украинских сквотов, который около года назад прекратил существование. Комьюнити просуществовало около четырех лет и было на слуху как в СМИ, так и среди харьковских и украинских властей.

Поговорили с Игорем, который участвовал в создании сквота и жил там около полутора лет. О начале “Автономии”, жизни в полуразрушенном помещении, сложностях коммуникации с другими сквоттерами и причинах распада сквота — в его истории.

Сквот — это инициатива харьковских анархистов, которые участвовали в местном Майдане. К лету 2014 люди начали массово покидать свои города и села, перебираясь подальше от военных действий. Появилась категория “переселенцы”. В том же Харькове людей было очень много. Без денег, с детьми, баулами, каким-то жалким имуществом, кто-то без документов. Высаживались на вокзалах города и не знали, куда дальше и как жить эту жизнь.

Городские и национальные власти эту проблему не собирались решать. Вместо них этим занимались волонтеры: активные харьковчане, правозащитники, активисты, участника Майдана, анархисты. Так и появился сквот: группа решительной молодежи нашла заброшенный дом в центре Харькова, заселилась туда и и начала приводить его в порядок. Ради себя и переселенцев. Сначала я поехал помочь, на 2-3 недельки — как я говорил маме. Но в итоге остался на полтора года.

Сначала жили в палатках прямо посреди еще не убранных комнат. Вставали рано утром, кто-то шел готовить завтрак, кто-то убирать мусор и делать ремонт. Потом старались сменять друг друга. Когда заканчивали облагораживать одну комнату — переселяли туда людей.

В доме не было никаких коммуникаций и удобств. Какие-то стены вот-вот могли обрушиться, а во время дождя потолки мокли, и на пол стекала вода. Мы очистили все помещения и отсортировали большую часть мусора для переработки. Провели свет, восстановили туалет, соорудили душевую и выложили ее плиткой, сделали помещение кухни и столовой, разобрали и заново построили стены. Когда стало холодать, поставили окна и утеплились.

За пару месяцев работы смогли восстановить и обжить 4 маленьких и одну большую комнату.

Был очень крутой момент после Нового года. Снега выпало много, и мы решили поиграть в снежки все вместе. Анонсировали даже сбор в соцсетях, чтобы друзья и знакомые присоединялись. И вот нас собралось человек 15, вывалили во двор, начали строить снежные баррикады. Обсудили правила игры, поделились на 2 команды и начали битву. Прыгали в снег, боролись, кидались снежками, как в детстве. Со школы не было так радостно и смешно. Потом все вместе, довольные, пошли на кухню отогреваться. Купили халвы, включили обогреватели, переоделись в сухие вещи и уселись пить чай. О чем-то беседовали, спорили, смеялись, пока не наступили сумерки и вечер. Было очень тепло и хорошо.

Так как ребята были анархистами, то все решения принимали сообща, на общих собраниях, где старались учитывать мнение каждого. Не было никаких начальников, лидеров и командиров. Все решения принимались совместно, независимо от того, хорошими они были или плохими. Я воспринимаю этот опыт как своего рода, тренировку по созданию общества, основанного на принципах, отличающихся от принципов нашей реальности.

Самым сложным в общении была разница жизненного опыта и понимание краткосрочных и долгосрочных целей, видение перспектив. Мне казалось, что большинство людей неспособны мыслить на месяц, год и десять лет вперед. Еще понял, что люди из моего окружения не хотят менять себя ради своих идеалов. Им это дается очень тяжело: чем выше идеалы – тем сложнее себя изменить. Самым трудным было требовать от людей мыслить шире и глубже, меняться. В ответ я получать или недоумение или злобу. В конце концов я устал от этого и ушел.

Сквот перестал существовать по одной причине: не смогли организоваться так, чтобы разрешить внутренние и внешние противоречия. Конфликты между людьми, разница идей, взглядов и подходов — с одной стороны, и давление городских властей — с другой.

13 июня 2018, спустя ровно 4 года со дня основания, «Автономия» перестала существовать. Сквот пытались защитить около десяти человек, и в итоге из забаррикадированных помещений их вывела полиция и работники коммунальных служб.

Больше всего мне нравилось трудиться с другими людьми, когда мы не жалели себя, а ломали, строили, подметали, лепили, клали или резали металл. Я видел в них равных и достойных, с ними было приятно и интересно разговаривать, обсуждать разные темы. К нам приходило много молодежи на лекции и концерты: они общались, обменивались новостями и идеями, отдыхали и веселились. Это тоже было здорово. Помню, было очень приятно, когда открывали библиотеку, организовали презентацию, и пришло около 150 человек. А гостем был Жадан, который перед открытием передал нам 2 огромных пакета с книгами из своей библиотеки.

Другое общество возможно. Оно требует активного участия, обучения и желания каждого/каждой, кто его строит. Хорошо налаженная коммуникация, логика и достаточная материальная база – вот ключи для его создания.

Фото в материале: mediaport.ua, newsroom.kh.ua, furfur.me

ТАКОЖ ЧИТАЙТЕ Видай сам: що таке зіни і як вони змінили світ
391 0 0

#bit.ua
Наш Instagram
Підписуйтесь на нас в Facebook

Прокоментувати

Такий e-mail вже зареєстровано. Скористуйтеся формою входу або введіть інший.

Ви вказали некоректні логін або пароль

Вибачте, для коментування необхідно увійти.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: