Cпецпроекти

Школа без оценок: как родителю понимать прогресс и результаты ребенка?


Мы, современные родители, учившиеся в постсоветских школах со «старой» системой, давно узнали, что оценки и сравнения плохо влияют на образование и развитие детей. Но если в вашей современной школе нет табеля, дневника и оценок, — то как родителю понять, чему научилось ваше чадо и какие у него таланты, успехи и результаты?

Рассказывают Наталья Шталтовная и Евгения Щербец – основательницы сети школ World School, система образования в которой Cambridge Certified и не оценивает учеников.

Как отслеживать прогресс ученика, если нет оценок? Чем осознанный ученик отличается от ученика-мученика?

Осознанный ученик не похож на мученика. Вы видите, что ребенок хочет ходить в школу. Достаточно ли этого? Ведь можно хотеть ходить и в игровую комнату. Объединено ли это удовольствие с пользой и академическим результатом? Как вы как родитель можете оценить академический результат ребенка?

Ребенок с удовольствием идет в школу, на выходных волнуется, что что-то пропускает, он с удовольствием рассказывает, что они делали в школе. Он делится с вами открытиями, которые в течении дня для себя сделал. А мученика ты ни с кем не перепутаешь.

Бывает, что ребенок не хочет делиться тем, что происходит с ним в школе.

Чаще это происходит тогда, когда дома его не воспринимают, как эксперта на своем уровне: который что-то уже умеет и знает, а пытаются вытянуть какие-то теоретические знания или сделать формальную проверку. В таких случаях ребенок может закрыться или ответить обобщенно: “нормально все”. Поэтому тут у родителей возникает вопросы: «Он что вообще ничего не знает?», “Что он там учит вообще?”. Мы сталкивались с таким, и приходилось родителям показывать тесты, которые ребенок сам написал или видео, на котором он увлеченно читает или делает сложный проект. Они были очень удивлены, что он такое умеет. Это просто вопрос контакта с ребенком дома. Идеальная комбинация, когда школа дает академическую базу, а дома ребенок может применить это все на практике: в разговорах, в домашних активностях, в разных ситуациях, когда его умения и знания принимаются, а не подвергаются проверке, сомнениям, регулярной оценке.

Чтобы родителю оценить результаты, нужно не сильно хотеть их оценить

На карантине дети столкнулись с такой серьезной проблемой, когда родители вдруг стали для них учителями. И для детей это был супер-мега стресс. Не все, но многие попали в эту «молотилку» с детьми.

В результате может получиться конфликт с детьми, ведь ребенок все-таки стремится дома чувствовать родителей, безусловную поддержку, а не учителей 24/7.

Когда контакт дома хорошо налажен, дети много чего выдают естественным образом, без особого напряжения или усилий. У нас есть примеры, когда ребенок уже после первой четверти начинает дома говорить целыми предложениями на английском, раскрывается, проявляется. Иногда даже начинает поучать и тестировать родителей на знания по наукам или математике :)

Если же родители хотят в деталях узнать именно академический прогресс ребенка по предметам, темам и задачам, лучше это делать с учителем, он сможет дать профессиональный фидбэк. Ведь в большинстве случаев инструментарий родителей (и бабушек) очень ограничен и может сводится к сильно упрощенным вещам – «встань на стул, расскажи» и «вот мы же с тобой отдыхаем за границей, пойди что-то закажи на английском». То есть либо «докажи мне, что ты знаешь» или «иди, а я на тебя со стороны посмотрю – получится или нет». Очень стрессовые и неестественные ситуации для ребенка.

Поэтому наша рекомендация – построить контакт с ребенком основанный на доверии, уважении к его знаниям, способностям, к его праву быть самостоятельным и совершать ошибки. А чтобы оценить академический прогресс ребенка, можно поддерживать контакт с учителем.

Родителям не стоит ребенка оценивать, скорее важно дать пространство, возможность применять в каждодневной жизни то, что он знает.

Есть ли у вас разделение на отличников и недотягивающих учеников?

Нет. Это скорее формальности, потому что мы сейчас говорим про начальную школу. И в начальной школе дети часто развиваются быстро и нелинейно. Все с разной скоростью учатся читать, даже говорить – с разной скоростью. Например, в изучении английского может так быть – пассив, пассив, пассив, а потом его взяло и прорвало. Пока этого не случилось, мы не можем говорить, что ребенок троечник, например.

Есть дети, которые линейно развиваются. У них все постепенно – он говорит несколько слов, потом больше слов, потом предложениями. Но это совершенно ничего для нас не значит в плане оценки. Мы понимаем, что ребенок находится в процессе обучения.

Для нас как для школы тревожный звоночек – это когда ребенок не может включиться в обучение вообще. Если он выпадает из процесса по какой-то причине. Например, у ребенка сопротивление и он не хочет ходить в школу, участвовать в учебной деятельности. На это могут быть разные причины: нарушен контакт с учителем, не подходит программа, конфликты с другими детьми… Тогда включается вся академическая команда и разбирается в причинах и планирует дальнейшие шаги для этого конкретного ребенка.

Для нас важно, чтобы ребенок в принципе вошел в обучение. Он может учиться медленнее, быстрее, у него могут быть скачки роста. Когда развивается крупная моторика, у ребенка «шило в попе» и может идти интеллектуальный откат на какой-то небольшой промежуток времени, на месяц, например. Мы в этот момент не можем сказать «ты троечник» и повесить на ребенка этот ярлык до 4-го класса.

Общая идея такова: ребенок развивается в своем темпе, важно, какой следующий его шаг – что он умел вчера, что он умеет уже сегодня и какой следующий шаг его развития. Нет смысла его сравнивать с другим ребенком, который зашел изначально с другими вводными.

Любой рейтинг и разделение по оценкам (“отличники”, “троечники”, “безнадежные”) – это сравнение с другими детьми. Тут важно – с чем ребенок зашел и как именно он двигается. Он мог зайти условно “полным нулем”, но у него прям заметная скорость прогресса, продуктивный период. Кто-то, наоборот, зашел с хорошей базой, но дольше адаптируется, требует совершенно другого подхода. Мы смотрим на динамику, на прогресс, на индивидуальные особенности и с этим работаем.

Ребенка нужно сравнивать с ним же вчерашним, помогать ему осознать его достижения, его личные “у меня получается”. Если ему сразу заложить привычку сравнения с кем-то другим, то процесс обучения может остановиться. Он оказывается в своеобразной заморозке, не может сам нащупать свой следующий шаг, найти опору в себе для дальнейших свершений. Он уже не может управлять своими знаниями, не может сказать «вот это я могу, а вот это я смогу», он перестает себя вообще ощущать, а начинает смотреть по сторонам и замирает.

Как мотивировать маленьких детей?

В советском прошлом мотивация к учебе в школах была в основном внешней – оценки от учителей, строгая указка, запугивания, что будешь дворником. Есть множество инструментов, как внешне заставить человека (страхом в основном) куда-то двигаться.

Сейчас этот маятник качнулся немного в другую сторону, и родители, которые попадали в своем детстве под эту внешнюю негативную мотивацию, теперь хотят все еще внешнюю, но уже позитивную мотивацию. Например: «А что вы как учитель сделали? Какой танец с бубном вы станцевали?». И это проблема, потому что часто учителя превращаются в аниматоров. Их задача, когда ребенок говорит, что ему скучно, быстро подбирать миллион карточек, видео, развлекать и так далее. Но и мотивация страхом и мотивация развлечениями – это про внешнюю мотивацию. Только теперь она как бы позитивная, а не как раньше.

В международный программах есть очень четкая система внутренней мотивации. Это системная поэтапная работа с ребенком, и она совершенно не связана с внешними факторами. Ребенок учится ставить себе учебные цели, критерии самооценки, учится ошибаться и анализировать причины ошибок, начинает получать удовольствие от того, что у него получается, а не наблюдать за тем, что получается у учителя или других. Его начинают мотивировать собственные умения – то, что он может решить сложную задачу, получить результаты или прожить новый опыт. Внешняя мотивация, как негативная, так и позитивная, не дает ощущения такого внутреннего кайфа, который дает внутренняя. “У меня получается – значит, я могу, я стою крепко на своих ногах и хочу двигаться дальше, покорять новые вершины.”

По этому поводу у нас больше работы с родителями, чем с детьми. Потому что у детей изначально есть эта тяга к самостоятельности, к становлению и развитию личности. Для ребенка это естественная история. Главное – не сбить этот внутренний компас внешними указаниями.

Вот эти «молодец» или «не молодец» сбивают у ребенка внутренний ориентир. Нам приходится много работать, чтобы дети научились сами себя оценить, получили этот навык самооценки, развили способность мыслить и анализировать независимо и самостоятельно. Чтобы могли поставить себе цели в начале урока и в конце урока отрефлексировать, добились ли они того, чего планировали или нет. Если нет, например, то что каждый будет с этим делать – ничего (“меня это устраивает”), или пойду к тьютору, спрошу у друга, поделюсь проблемой с родителями, погуглю или попрошу учителя объяснить еще раз. “Понять учебный материал – это моя ответственность и у меня много инструментов чтобы это сделать.”

Насколько правда, что есть гуманитарии и технари? Как это определить? И можно ли перетянуть из одного лагеря в другой?

Если мы говорим про маленьких детей, они идут по очень четким периодам. Изначально у них развиваются гуманитарные способности. Например, ребенок рождается, и у него развивается способность к языкам, он уже начинает коммуницировать.

Потом точно так же у него развивается математическое мышление. Ребенка очень сложно сбить с этого курса, для этого надо хорошо постараться. Он спокойно начинает считать, сколько у него пальцев, сколько конфет ему дали, это все очень нативно. Но он может попасть в школу, где уже любимая математика для него становится непонятной и сложной – какие-то формулы, расчеты. В какой-то момент его теряют в этом процессе. И вот чем раньше его «потеряли», тем больше он как бы гуманитарий. Но чаще всего его «потеряли» по нескольким предметам сразу. Если ребенок до 6-го класса не понимает какой-то один ключевой предмет, то для него обучение в целом становится мукой. Идет накопительный эффект «непонятности», и ребенок в какой-то момент опускает руки, прекращает попытки понять, разобраться и переключается на какие-то более интересные для него темы, где он может чувствовать себя уверенно.

Правильно ли говорить, что если ваш ребенок говорит, что ему скучно, это не повод менять школу?

Ребенок, который часто говорит, что ему скучно, скорее всего подавлен, не реализован; такая себе защитная реакция. Это теоретически может быть связано с ситуацией в школе, а может быть и совсем не связано. Детям в целом не скучно, они интуитивно поскучают немного и находят себе занятие или возможность проявиться. У детей мозг ориентирован на обучение, на новый опыт, на исследование всего вокруг, не только в школе, они учатся везде.

Поэтому, если ребенку часто скучно, это может значить, что ему некомфортно действовать, рисковать и делать ошибки. Его фокус смещен. Нужно разбираться и работать с этим вместе с родителями.

На бытовом уровне на какие характеристики, слова в связке со школой стоит обращать внимание? (чтобы понять прогресс)

«Смотри, что я умею», «смотри, что я знаю», «а знаешь ли ты?», «а давай я тебе покажу?». Вот когда ребенок говорит так, это показатель того, что он в процессе обучения. А когда говорит, что ему весело, например, – это очень абстрактная история. Может,  сегодня в салочки играли на улице, и ему было весело.

По каким признакам понять, что что-то не так у ребенка в школе?

Тут очень важно понять и разделить – а в школе ли это.

Чаще мы работаем с тревогами родителей, а не детей. Родители иногда по дефолту считают, что в школе что-то плохое может с ребенком происходить и они ищут подтверждение у ребенка, что это так. А ребенок, который хочет поддержать папу и маму, может дать такое подтверждение.
Но, если у родителей в принципе хороший контакт и диалог с ребенком, они видят динамику, тогда смогут заметить, что пошел какой-то спад или что-то с друзьями случилось, начался новый этап.

Первый этап, с которым сталкивается ребенок в процессе обучения – это фрустрация. Дети по-разному реагируют на это чувство. Есть те, которые швыряют ручки и кричат, что у них не получается. Есть дети, которые упорно будут сидеть и пробовать-пробовать. Но мы знаем, что любое реальное обучение идет через этот этап, это нормально. Человек чего-то не знает, не понимает, с чем-то пока не может справиться, его это фрустрирует. Большинство взрослых тоже с этим сталкиваются, когда начинают в новой теме разбираться или выходят на новую работу, где много неизвестного и непредсказуемого.

С ребенком достаточно быть рядом, проговаривать эти ощущения – «я понимаю, где ты находишься». Можно рассказать, что для вас это тоже было бы непросто. Не стоит пытаться сразу облегчить эти чувства, заглушить «вколоть обезболивающее». Не надо пытаться прожить этот этап за ребенка – он справится, это нормальный процесс. Люди сталкиваются с таким регулярно, и, чем больше они узнают, чем выше планку себе сами ставят, тем чаще у них будет этот этап “выхода из зоны комфорта”. Но потом понемногу начинает получаться, и включается интерес, драйв, уверенность, мастерство.

 

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Ми в Телеграмі
підписуйтесь

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: