Спецпроєкти

«Белые пятна» аварии на ЧАЭС: плохое строительство, взрывы и бандеровцы-шпионы – документы СБУ


14 декабря в Украине чествуют героический подвиг участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Авария на четвертом энергоблоке ЧАЭС не только стала одной из крупнейших ядерных катастроф в мире, но и оказала значительное влияние на науку и культуру.

Несмотря на заинтересованность ученых, историков и любознательных граждан, у этой трагедии еще много «белых» пятен. В этом году СБУ опубликовала документы КГБ, проливающие свет на часть ранее неизвестных фактов, касающихся взрыва на ЧАЭС.

Знали ли вы, что станцию строили с нарушениями, которые привели к двум авариям до 1986 года? Что иностранным журналистам заменяли образцы воды и почвы на радиоактивно чистые? Возможно ли, что КГБ следил за тем, что участники ОУН говорят о станции?

Мы исследовали документы СБУ и рассказываем все это и многое другое в нашем материале.

Станцию строили с нарушениями

Среди рассекреченных документов можно найти докладную записку первого секретаря Киевского областного комитета КП Украины Цыбулько В. М. о нарушении технических норм во время строительства Чернобыльской АЭС, которая датируется 1973 годом.

В ней отмечается, что при строительстве Чернобыльской АЭС наблюдаются регулярные нарушения технических норм. Больше претензий касалось арматурного цеха, использовавшего армокаркасы плохого качества с плохим качеством электросварки. Все это негативно отразилось на прочности конструкции.

Также КГБисты жалуются на то, что при строительстве разворовывают строительные материалы.

В 1978 году ситуация не изменилась.

«От агентуры и доверенных лиц продолжают поступать данные, свидетельствующие о грубых нарушениях технологических норм строительства, противопожарной безопасности и техники безопасности ведения строительных и монтажных работ, приводящих к несчастным случаям», – отмечается в документе.

В сети можно найти версию, согласно которой АЭС строили в спешке, поскольку желали запустить ее к выдающимся праздникам СССР. Заместитель директора Чернобыльской АЭС Александр Коваленко говорит, что спешили не из-за праздников, а из-за желания «обгонять американцев».

«Строили быстро, но не к празднику. Вот что мне рассказывал один из создателей РБМК Анатолий Александров. Говорил полушутя, но, как всегда, какая-то незначительная деталь или наблюдение подсказывают ученым, как решить ту или иную серьезную задачу. Так было и в этом случае. Приведу его дословно:

«Знаешь, почему мы стали делать АЭС на РБМК через Аркадия Райкина? Уж не вспомню точно год, когда нас с Фимой (Ефим Павлович Славский, тогдашний министр среднего машиностроения СССР) позвал к себе Никита Сергеевич Хрущев. Вопрос у него был один: почему американцы и англичане строят атомные электростанции, а у нас нет. Почему СССР создал в Обнинске такую станцию первым, а теперь отстает»», – рассказывал Александр Коваленко изданию Interfax.

Все имеет свои последствия

Следствием нарушения технического регламента при строительстве АЭС стали авария на первом энергоблоке и аварийные ситуации в третьем-четвертом энергоблоках ЧАЭС.

14 сентября 1982 года в первом энергоблоке произошло выпадение ядерного топлива в графитовую кладку. Следствием этого стало повышение уровня гамма-излучения в помещениях газового контура и дренажных систем до 100 микрорентген в секунду. Это в 100 раз превышало допустимую норму радиационного загрязнения. Также радиоактивный пар, вышедший через вентиляционную систему, загрязнил территорию радиусом 250 метров. Следует отметить, что уровень загрязнения был ниже нормы.

КГБ отметил, что делает все возможное, чтобы не допустить распространение слухов.

В 1984 году зафиксировали аварийную ситуацию в третьем и четвертом энергоблоках. Начали постепенно разрушаться несущие и ограждающие конструкции помещений реакторного отделения. Причиной тому стал перегрев теплоизоляции стен (минеральной ваты), которая не была рассчитана для высоких температур.

Для решения проблемы пригласили специалистов из «Гидропроекта». Они усилили несущие конструкции реакторного отделения.

В этом же году сотрудник КГБ «ЖВА» сообщил, что в первом и втором энергоблоках ЧАЭС наблюдаются разрывы трубопроводов из-за высокой температуры. Для того, чтобы предотвратить разрывы, такие трубы стягивали специальной втулкой. Их производство было дорогостоящим, и металлургический завод в городе Глазове Удмуртской АСРР не смог выполнить плановый заказ при строительстве ЧАЭС.

Наибольшей проблемой было также то, что ремонт трубопровода должны были выполнять в нижних наиболее радиационных зонах реактора. Более того, найти повреждения среди 1 700 возможных было непростой задачей. В документе отмечается, что поиск проблемы был в то время безрезультатным.

Самое трагическое было то, что руководство станции, сотрудники КГБ, политическая верхушка страны постоянно знали об опасности ЧАЭС.

В 1984 году начальник Припятского УКГБ УССР получил информацию от Московского УКГБ СССР, что реакторы РБМК-1000, которые применяли на ЧАЭС, недостаточно надежны и даже не имеют необходимых систем защиты.

К примеру, в реакторе отсутствуют защитная оболочка и система аварийного затопления активной зоны.

В 1983-м руководство Москвы получило информацию, что ЧАЭС является одной из самых опасных атомных станций в СССР из-за отсутствия средств безопасности. В случае аварии радиоактивность оценивалась «в 60 раз выше, чем при взрывах атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки».

Шпионы и бандеровцы

Оперативники КГБ пытались узнать мнение украинцев по поводу аварии и предупредить распространение негативных высказываний в сторону СССР в контексте трагедии.

Например, в одном из докладов приводится цитата доцента ветеринарного факультета Украинской сельхозакадемии (ныне – Национального университета биоресурсов и природопользования Украины), уроженца Львовской области.

«Эти кацапы в 1933 году не уморили голодом украинцев, а сейчас хотят сделать это атомом», – говорит Калиновский Григорий Николаевич, бывший в то время членом КПСС.

Также под пристальным вниманием были члены ОУН, которых называют участниками бандоуновских формирований. Они выразили соболезнования по поводу трагедии.

Кроме того, был готов перечень «неблагонадежных» жителей Припяти, иностранных делегаций, посещавших ЧАЭС, а также «сектантов, представителей немецкой национальности и тех, кто пишет за границу». Были документы, что «националисты» хотели получить образцы зараженного грунта с помощью «агентской сети в Киеве», чтобы дискредитировать советское руководство в мире.

Чтобы информация об аварии меньше распространялась за границей, к американскому журналисту Newsweek Стивену Стасеру и доктору Гейлу приставили агентов КГБ «Роту» и «Рихарда».

В результате действия спецслужб американцы не смогли получить от граждан тенденциозную информацию.

Также СБУ в Facebook рассказала, что корреспондент французской газеты Жан Пьер Водон пытался вывезти за границу образцы грунта и воды из Припяти. В секретном докладе КГБ отчитывался об успешной спецоперации: взятые иностранцем образцы подменили на радиоактивно чистые.

Больше прочесть о трагедии на ЧАЭС вы можете в книгах «Чернобыльское досье» на официальном сайте СБУ.

Все эти опубликованные документы позволяют понять, что трагедия на ЧАЭС была не просто великой трагедией, а еще и преступлением советского руководства. Тогда на всех уровнях власти понимали опасность реактора, но экономия денег и времени сыграла страшную шутку с «мирным» атомом. Умалчивание ситуации создавало опасность для мира.

#bit.ua
Читайте нас в
Telegram
Мы в Телеграме
подписывайтесь