Cпецпроекты

Анна Паленчук, продюсер «Истальгии»: «В производстве фильма очень мало творчества и много бюрократии»


0 669 86

DSC_0157

На прошлой неделе в украинский прокат вышел фильм «Истальгия», уникальный для нашей страны, созданный совместно с Германией и Сербией. С его продюсером, киевлянкой Анной Паленчук, встретился редактор bit.ua — поговорить о создании фильма и перспективах отечественного кинематографа.

Анна Паленчук — кинопродюсер из Киева. Вместе с режиссером Дарьей Онищенко и немецкими партнерами им удалось создать уникальный, пока, для Украины проект — они сняли полнометражный фильм “Истальгия”, действие которого происходит в трех странах: Германии, Украине и Сербии. В центре сюжета кинокартины стоит проблема эмигрантов, их отношений с детьми, которые остались в других странах, и нежелания этих детей эмигрировать вслед за родителями. Оформлена эта тема в виде трех  love-story в Киеве, Мюнхене и Белграде. Подробнее о кинокартине.

30 мая фильм вышел в украинский кинопрокат, а 1 июня мы (bit.ua) встретились с Аней (АП), чтобы подробнее узнать о ее работе, об “Истальгии” и кинематографе Украины.

bit.ua: Как ты пришла в киноиндустрию? Ведь этот путь совсем непростой, а решение, наверняка, принималось заранее.

DSC_0012АП: В киноиндустрию я пришла, потому что для меня всегда было важнее визуальное оформление чего-либо. Я всегда смотрела фильмы, интересовалась кинематографом. Часто посещала киевский Дом кино, кинофестивали. Я поняла, что в киноиндустрии работают уникальнейшие люди, которые буквально живут кинематографом. Я познакомилась с этим миром, с участниками этой индустрии, стала работать в Фонде развития украинского кино.

Параллельно с этим ко мне обращались европейские режиссеры-документалисты, чтобы я им помогла организовать съемки в Украине. Во время съемок за пределами Киева я услышала от одного швейцарца, что у них в стране у исполнительных продюсеров есть только одна фраза — “Это невозможно сделать”. И он был очень удивлен, когда узнал, что в моем лексиконе эта фраза отсутствует. Что является очевидным преимуществом в работе кинопродюсера.

Я училась на курсах в филиале известной во всем мире киношколы New York Film Academy в Москве. Следующим шагом было создание нашей продюсерской компании 435 Films. И уже имея фирму, офис, проект ”Истальгии”, ради которого хочется жить, и определенное имя в этом мире, я пришла в киноиндустрию в качестве продюсера.

 

bit.ua: Что было до “Истальгии” помимо организации документальных съемок? Какие-то музыкальные клипы, реклама, короткометражные фильмы?

 

DSC_0049АП: Я была координатором съемок порядка 25 коротких метров режиссеров-дебютантов, но, честно говоря, это все — детский лепет по сравнению с тем, что потом пришлось пережить во время съемок “Истальгии” и по сравнению с тем, как развивается европейский кинорынок.

В свое время я попала на кинофестиваль “Берлинале”. Это ведь один из лучших мировых кинофорумов, а Берлин — приятный город для времяпрепровождения. В рамках Берлинале проходит “European Film Market” — Европейский кинорынок. 7 лет назад я попала в здание EFM и поняла, что хочу принадлежать к людям, которые обсуждают свои кинопроекты на разных языках. Это настоящий муравейник, от которого получаешь потрясающий заряд энергии и вдохновления. Именно тут слово может превратиться в дело. Вот тогда я и пообещала себе, что обязательно стану участником Европейского кинорынка. Делая только украинский проект невозможно стать участником этого процесса.

Также с Дарьей Онищенко, режиссером “Истальгии” мы снимали ее короткометражную работу “Собаки города Украинка”. Мы отлично сработались на этом проекте, и решили, что нужно делать полнометражный фильм. И сделали.

 

bit.ua: “Истальгия” — первый украинский проект, снятый в ко-продукции с Европой. Кто финансировал фильм? Сколько стоил проект? Сложно ли найти такие деньги на съемки?

 

DSC_0061АП: Бюджет фильма — порядка 700 тысяч евро. Для европейского рынка это маленькая сумма. Мы с нашими европейскими продюсерами-партнерами оговорили то, что бюджет проекта не выйдет за рамки миллиона евро — найти миллион намного сложнее.

Наши партнеры получали образование, так же, как и Дарья (Онищенко — прим. ред.) в Мюнхенской Академии кино и телевидения. Несмотря на то, что им уже по 30 лет, они все еще студенты.

С нашей стороны проект финансировало Государственное агентство по вопросам кино. Проект получал финансирование один из первых. Для государства было важно, чтобы фильм был оформлен, как первая ко-продукция (совместное производство фильма участниками из разных стран — прим. ред.)

Ведь фильм — это интеллектуальная собственность. Права на нее принадлежат разным структурам в разных государствах. В каждой стране действует свое законодательство. Если бы мы не были участниками европейской конвенции, то создать совместный фильм официально было бы невозможно. Должен быть закон, который регулирует отношения сторон. А Европейская конвенция стоит над законами, поскольку это документа международного права, так что обращаться к нему проще всего.

Для нас был важен этот опыт получения и прохождения всех бюрократических процедур. В производстве фильма очень мало творчества. И очень много документации и бюрократии.

 

bit.ua: Сколько длилось производство фильма?  Это много или мало по международным меркам?

 

АП: Идея возникла осенью 2009 года. С Екатериной Александровной Копыловой (глава Госкино — прим. ред.) мы познакомились осенью 2010 года. В Киев тогда прилетел мой немецкий партнер — серьезный и рассудительный Симон. Я в тот момент была на шестом месяце беременности, а так как нельзя верить беременным женщинам, то Симон проект очень спас.

Потом начались съемки, они продолжались несколько месяцев в разных странах. И в 2012 году в мае месяце мы сдали фильм. Всего на производство фильма ушло почти три года. По европейским меркам это очень мало. В Европе один партнер подключается около года. То есть, если у тебя пять стран, то нужно пять лет потратить только на поиск финансирования.

А в проекты, которые создаются год или полтора, никто не верит. Невозможно так быстро снять фильм. Кино — это ребенок. Его надо выносить. Мы полтора года только писали сценарий. На помогал словенский драматург Мирослав Мандик. Мы к нему ездили, консультировались, писали, переписывали сценарий, проводили скайп-конференции.

DSC_0144

bit.ua: Как вы организовывали съемки в разных странах?

 

АП: Чисто с технической точки зрения, производство фильма у нас выглядело, как организация съемок короткометражных фильмов в трех разных странах. У нас была съемочная группа, которая летала из одного города в другой. И был только один актер, который поехал из Украины в Сербию. Если бы у нас еще летали актеры и менялось время года, если бы они должны были быть в разных местах, и это все нужно было бы по актерским занятостям состыковать… Это уже в следующем проекте.

 

bit.ua: Как происходил подбор актеров? Как в проект пришли Маркович, Добронравов, Нижерадзе?

 

АП: Изначально мы себе поставили цель снимать актеров класса А. У нас очень долго был актер, которого мы долго планировали на роль Богдана, из России. Но он очень плохо чувствовал специфику украинской ментальности. Потому что Украина — не Россия, как говорил наш президент Кучма.

А я очень люблю режиссера Звягинцева и его работы. А Ваня Добронравов, молодой мальчик, его игра в “Возвращении” (дебютный фильм Звягинцева — прим. ред.) заставила меня задуматься всерьез и надолго. Мы с Дашей еще не были знакомы, но были на одном показе, на закрытии “Молодости”, когда показывали этот фильм, 8 лет назад. Даша решила, что она бросает свое КИМО и поступает в Европу учиться на режиссера. А я подумала, чем это я в своей жизни занимаюсь, надо заниматься кинематографом окончательно. И я себе поклялась, что я сниму Ваню Добронравова в своем фильме. Так совпало, что в первом. Мы его привозили в Украину, даже не проводили кастинг. Просто сели с ним и поговорили. И сразу стало ясно, что другого Богдана быть и не может.

За Карлом Марковичем мы долго гонялись. Он играет в Венской королевской опере и постоянно занят в съемках. Но ему очень понравился наш сценарий. Нину (актриса Нина Нижерадзе — прим. ред.) мы нашли в последний момент. Очень долго перебирали украинских актрис. Было очень сложно поверить, что украинка будет играть вместе с актером класса Марковича на одном уровне, но многие говорят, что она ярче и правдоподобнее.

 

bit.ua: Я знаю, что Истальгия — дипломная работа режиссера и сценариста Дарьи Онищенко, а кто остальные члены съемочной группы, может для кого-то это тоже был дебют в полнометражном кино?

 

АП: Многие украинцы у нас на съемках выросли. У немцев есть четкие моменты в работе, нарушать которые ты не можешь. Украинская душа, она все-таки более расхлябанная. И более эмоциональная, чем практичная. И когда мы всех заставили работать под немецкую шарманку, многим это было непонятно, но потом из наших сотрудников выросли профессионалы, с которыми мы до сих пор работаем, дружим и уверены, что наш фильм тоже зародил какие-то вещи, которые теперь используются и у нас в киноиндустрии.

 

bit.ua: На каких фестивалях показывали фильм? Какие отзывы, как реагировала публика? Какие были интересные моменты?

 

АП: До показа на “Молодости” (в октябре 2012 — прим. ред.) была премьера в Германии на фестивале Hof. Для России самый главный внутренний фестиваль — “Кинотавр”, а для Германии такой же — Hof. Ему порядка 50 лет, он проходит в маленьком городке. “Истальгия” была фильмом-открытием. Первый раз дебютная работа открывала такой серьезный кинофестиваль. Это был шок. Для нас это очень большое достижение. Многие зрители смеялись над теми моментами, на которых украинский зритель, в последствии, чуть ли не плачет. Разница восприятия фильма в каждой стране своя. Это специфика проявления своего собственного менталитета. Ради этого мы фильм и делали, чтобы увидеть реакцию разных аудиторий.

Фильм был на многих кинофестивалях, и в Таллине его показывали, и в Германии, и в Польше, и в Словакии. Мы его не показывали на фестивалях класса А (это, например, Каннский, Берлинский, Веницианский кинофестивали — прим. ред.) Но для подобного фильма, который был дебютом в полнометражном кино почти для всех, было бы немного наивно рассчитывать на попадание на такие фестивали. Но нужно жить по принципу своих возможностей. Нам бы конечно хотелось бы сделать премьеру в Каннах. Но лучше сделать хороший фильм, лучше его вообще сделать, чем просто мечтать, что твой фильм будет в Каннах. Я многих знаю, которые это из года в год повторяют, но кино не делают.

DSC_0066

bit.ua: Как ты считаешь, по какому пути развития должно идти украинское кино? Какое место в этом занимает авторское и жанровое кино? Как ты относишься к съемкам русскоязычных фильмов в Украине с оглядкой на кинорынки СНГ?

 

АП: Путь для себя выбирает каждый продюсер или компания. То ли работать с Европой, то ли с Россией. Однозначно, лучше работать с кем-то, чем ни с кем. Многие наши продюсеры не знают, элементарно, английского языка. Европейцам сложно работать с людьми, которые не знают языка. Многие говорят, что сложно работать с русскими продюсерами.

В Украине кино научились снимать, а что с ним делать дальше, никто не понимает. Сейчас уже меняется и это. Если ты не в индустрии, то не с кем посоветоваться. Компании, которые работают где-то там, снимают за инвесторские деньги, они потом снимают кино, которое не звучит.

Многие компании работают для телевидения. Это деньги и опыт. Возвращаясь к разделению на авторское и жанровое кино. У нас больше авторских фильмов, чем телевизионных и жанровых. По моему мнению, те, кто работал на телевидении, им сложно потом делать художественные фильмы. Те, кто работал на съемках художественных фильмов, потом с легкостью снимают “телемуви”.

В Германии, например, делают и кино, телефильмы. В Европе обмен между телемуви и художественными фильмами — бесконечный. Режиссер снял полный метр, потом снял 3 фильма для телевидения. Я считаю, что это правильно. Но хотелось бы, чтобы режиссер снял сначала художественный фильм.

Жанровую специфику диктует зритель в кинотеатре. Потому что он голосует деньгами за фильм. Зрителю интересно смотреть жанровое кино: комедии, экшены. Но для того, чтобы снимать жанровое кино нужно обладать большой долей профессионализма. Многие погрешности в авторском кино можно списать сказав, что так задумано, и все подумают, что так и есть. В жанровом кино так не спишешь. Это реальная технология отработки всего. Начиная со сценария и заканчивая производством. 

bit.ua: Каковы дальнейшие планы у тебя и продакшена 435 Films?

DSC_0073

АП: После окончания создания “Истальгии”, перед выходом в прокат, мы поняли, что украинская киноиндустрия может существовать также методом слияния активов и компаний. У нас потрясающий дистрибьютор, компания Insight Media, с которой хочется работать дальше.

Мы совместно развиваем проект фильма “Синдром Петрушки” Это фильм швейцарского режиссера, у которой есть русское гражданство. Она уже двадцать лет живет в Швейцарии, это вовсе не первый ее полный метр, а четвертый. Она и в Локарно (кинофестиваль в Локарно — прим. ред.) была. Это будет совместный проект Швейцарии, Чехии, России и Украины. Съемки будут проходить у нас и в Чехии.

Есть и другой проект, которому мы хотим отдать несколько ближайших лет. С очень серьезным российским режиссером.

Хочется действительно быть участником европейского рынка, там работать, потому что есть много друзей, профессиональных связей, контактов. Приезжая в Европу я понимаю, что ничем мы не отличаемся. В Украине хорошо, комфортно жить, я верю в эту страну. И можно здесь жить, реализовывать здесь проекты и там тоже. Кино дает такую возможность работать в рамках Европы.

 Фото: Вика Шкляр, bit.ua

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: