Cпецпроекты

Жирного и жареного: как редактор bit.ua решила снова есть всё


0 1061 152

1417425685318

Лена Сатарова устала симулировать. Почему девушка, на всю катушку повернутая на здоровом питании, решила согрешить и вернуться в лагерь любителей булок, — читайте в посте. 

Начать эту заметку меня побудил набравший нехило лайков обзор новой трендовой кондитерской  The Cake. Наш строгий, справедливый и тоненький, как ушко иголки, главред Таня Гринева пишет: «В меню завтраков есть и относительно легкие гранолы с йогуртом, и скрэмбл с сыром, и сытные круассаны с ветчиной, тосты и яйца бенедикт».

Мама в детстве каждое утро кормила ребенка скрэмблом с сосиской, сама о том не подозревая.

Как вы думаете, что именно задело меня в этом аппетитном предложении? Гранола? Ну что вы! Гранолой уже год как никого не удивишь. Скрэмбл? Нет, с ним тоже порядок. Мама в детстве каждое утро кормила ребенка скрэмблом с сосиской, сама о том не подозревая. Тогда, может, яйца с мужским именем?

eating-966x1024

Не стану боле испытывать ваше любопытство. Лечь спать раньше положенного не дал мне эпитет «сытные» по отношению к круассанам с ветчиной.

Я полностью понимаю и даже, можно сказать, принимаю тот факт, что по калорийности круассан исключительно сытен. Что в нем есть все, что необходимо здоровому, вечно растущему над собой организму. Но мне впервые в жизни захотелось признаться — Я НИКОДА ПО-НАСТОЯЩЕМУ НЕ НАЕДАЮСЬ ОДНИМ КРУАССАНОМ, одним кусочком пиццы, бананом, двумя ложками овсянки или квадратиком шоколада. Никогда, понимаете?

OH8A41411

Дело, конечно, не в круассане из The Cake (я так долго о нем пишу просто потому, что так бы и съела). Дело, как обычно, в культуре. В культуре, которая заставляет молодую и, в общем-то, не самую жирную девчушку считать, что она ну прям революцию совершает, признавшись, что не наедается тремя зернышками овса, обмоченными в блюдце молока.

Я никогда по-настоящему не наедаюсь одним круассаном, одним кусочком пиццы, бананом, двумя ложками овсянки или квадратиком шоколада. Никогда, понимаете?

Не подумайте, я не из тех, кто восклицает dolce vita! и съедает последний кусок пирога (что там последний! даже второй взять стыдно!). Я покорная рабыня храма Великих Худых, служу примерно, принося ежедневные пожертвования в виде ненависти к себе за захомяченную втихаря печенюжку или — о горе! — бутерброд из белого хлеба.

overeating from arabiadotmsndotcom

У страха съесть слишком много есть свои положительные стороны: во-первых, экономия (привыкай почти не есть — авось на сапоги из хелен-марлен хватит), во-вторых, лёгкое трансовое состояние в разгрузочные дни, в-третьих, множество действительно ненужных продуктов уходят из рациона раз и навсегда.

У страха съесть слишком много есть свои положительные стороны: во-первых, экономия (привыкай почти не есть — авось и на сапоги из хелен-марлен хватит).

А вот похудеете ли — вопрос спорный. Уменьшается количество пищи — замедляется обмен веществ — калории стоят-не двигаются-не сжигаются. К тому же, не так давно The New Times опубликовали разгромную статью о том, что хватит гнать на жиры. Не так страшны жиры, как их малюют: никаких прямых доказательств тому, что они приводят, скажем, к болезням сердца, нет.

Никаких прямых доказательств тому, что жиры вредны для здоровья — нет.

Прожив хоть полгода без сахарной колы, чипсов и расписных магазинных тортов, перестаешь хотеть их напрочь. Это гадость, и организм не станет по ней скучать (прежде, чем отрицать, действительно продержитесь полгода). Но что делать с сыром, который так вкусно натереть сверху спагетти под жирным белым соусом с морепродуктами? Что делать с индийскими жареными самосами, которые кусаешь за бочок — и 10 минут нирваны обеспечены? С этими блюдами, в которые не добавляют никаких Е и прочих букв, но которые посмели жарить и поливать маслом? И последний вопрос, полный разврата, — что делать, если одной самосы тебе мало?

eating-my-feelings

Мой ответ — есть! Есть и бегать. Есть, бегать и заниматься любовью. Но прежде всего — есть.

Не стану лукавить — даже признавшись в ненасытности, я продолжаю ничего себе не разрешать, а изредка разрешая, ненавидеть. Ну хоть начну называть вещи своими именами — голод голодом, а мазохизм мазохизмом. Когда говоришь о своих страхах вслух, они перестают иметь над тобой силу. И можно пойти съесть четвертую порцию карри с рисом за день. И заесть ее кокосовым мороженным. И фруктами. И шоколадом. И орешками. Подряд!

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: