Cпецпроекти

Утомленные сексом: почему “Любовь” вызывает безразличие


4 110
Владислав Недогибченко пишет о "Любви" - единственном порно в жизни, на котором он начал дремать. 

В новом фильме Гаспара Ноэ царит какой-то студенческий символизм: главный герой – начинающий американский режиссер, приезжающий учиться в Париж (почти как сам Ноэ – аргентинец, приехавший во Францию), любовника героини зовут Ноэ, ребенка – Гаспаром, на стенах висят постеры “Сало, или 120 дней Содома” и “Рождения нации”, а в моменты, когда главный герой устает трахать свою жену поневоле – тычет ее носом в то, что та не смотрела “Космическую Одиссею” Кубрика. Все остальное экранное время уходит на неубедительные искания и страдания режиссера, осознание того, что “может быть ты не великая художница, а я – так себе режиссер” и секс. Много секса. Много секса, который, если честно, затрахал еще больше, чем все вышеописанное.

01/3

То, что “Любовь” вышла на экраны в Украине – безусловный плюс хотя бы в том смысле, что теперь можно показать дулю сами знаете какой стране, где ее все-таки запретили. Это – хоть и незапланированное, но одно из основных достижений напускного радикализма Гаспара Ноэ.

Но в остальном, удивлять зрителя трахом на большом экране во времена, когда секс уже не тот, а более изощренное, хоть и менее художественное порно доступно каждому в два клика, – задача, мягко скажем, труднореализуемая.

Да и не новая даже для Ноэ. Он уже насиловал Монику Белуччи в “Необратимости”, снимал половой акт из влагалища во “Входе в пустоту”, теперь он еще и кончает нам всем на лицо в 3D. В принципе, тоже метод, но хотелось бы чего-то еще. Впрочем, есть вероятность, что старина Ноэ таким образом бьет по целевому неискушенному зрителю – вот увидите, во время просмотра в наших кинотеатрах смешки и оханья, скорее всего, не денутся никуда.

4e2227e8-ffe4-11e4-_910713c

Ну и, наконец, самое обидное: секс в “Любви” (то ли это секс в принципе) заставляет скучать раньше, чем ты этого ожидаешь. К 2015 году тот факт, что секс больше not a big deal, поняли более или менее все. Фон Триер в “Нимфоманке”, несмотря ни на что, в итоге давил совсем на другое. Кешиш в “Жизни Адель” показал отношения такими, как они есть – без лишних нежностей, но и с художественной наполненностью. Даже в “Стыде” Стива МакКуина самые эффектные сцены – не те, в которых Фассбендер прижимает очередную девушку к видовому окну, а вечерняя пробежка по Нью-Йорку и длинный план с песней Кэри Маллиган. Ноэ же предпочитает залить все красным цветом, кончить на лицо и притоптать все пафосными репликами. Будто кому-то в жизни этого недостаточно.

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Ми в Телеграмі
підписуйтесь

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: