Cпецпроекты

За что мы любим (и почему боимся) Ларса фон Триера


0 11366 18
Сегодня датскому режиссеру Ларсу фон Триеру исполняется 60 лет. bit.ua вспоминает, за что мы любили его творчество – противоречивое и эпатажное, но при этом максимально честное и вскрывающее наши общие внутренние раны.

За то, что бьет по больным местам

idioterne_framegrab_morten_constantineanu_bak_01

Особняком, конечно, в этом плане стоят его «Идиоты», призывающие выпустить своего внутреннего идиота, которые на деле оказались горькой эпитафией современному обществу. Фильмы Ларса фон Триера – это такое зеркало, в которое можно посмотреться и увидеть всю нелицеприятную правду о себе. Многие из его произведений завязаны на фрустрациях (в том числе сексуальных), на неспособности взглянуть свои проблемам в лицо и как-то их разрешить. Все наши перверсии, извращения и комплексы – они, в общем, от того, что мы себя ненавидим и даже не пытаемся полюбить, понять и принять. А как в таком случае нас может полюбить кто-то другой? Вот об этом в том числе толкует режиссер.

 

За женщин

breaking-the-waves

Почему-то принято считать режиссера женоненавистником – вероятно, это все началось после издевательств над Николь Кидман в «Догвилле», а после — демонического женского образа в «Антихристе». Но все эти обвинения фон Триера в мизогинии выглядят абсурдно, особенно если вспомнить его кинотрилогию «Золотое сердце». Главные героини «Рассекая волны» и «Танцующей в темноте» – это сильные женские персонажи-мученицы, которые жертвуют всем ради других. Ну, а одна только Шарлотта Генсбур чего стоит.

 

За сексуальную раскрепощенность

nymphomaniac

Можно смело утверждать, что после выхода «Идиотов» в 1998-м году именно фон Триер ввел в «большое» кино моду на демонстрацию «реального секса» в кадре и стилизацию под реализм. И в данном случае гениально то, что чисто технические средства и методы воплощения замыслов режиссера («показать секс без прикрас») очень точно рифмуются с художественным смыслом («поговорить, наконец, от сексе в открытую, без красных ушей и смущенных слов»).

 

За специфическое чувство юмора

2009_antichrist_015

Ларс фон Триер всегда очень тонко шутит – и часто оказывается непонят. Вот что он говорил, к примеру, об «Антихристе»: «Фильм сделан, конечно, не для того, чтобы показывать огромный член Уиллема Дефо, он немножко о другом. Хотя, может быть, в этом просто выражается моя зависть, как режиссера». Да и его знаменитое высказывание на Каннском фестивале в 2011 года, когда режиссер посочувствовал Гитлеру, прозвучало в таком довольно ироничном и безобидном контексте, но фон Триера объявили за это персоной нон-грата.

 

За истинное счастье

dancer-in-the-dark

Ларс фон Триер всегда показывал счастье как никто другой. В «Танцующей в темноте», если вдуматься, кошмарный сюжет: героиня Бьорк на протяжении фильма тяжело работает на заводе и теряет зрение, затем становится жертвой обстоятельств и оказывается приговорена судом к смертной казни. Но музыкальные номера в фильме (например, вот эта сцена в суде) – вот что на самом деле выворачивает наизнанку. Потому что пока Сельма-Бьорк поет, ей абсолютно наплевать на то, что происходит в реальном мире: в песнях и пении она испытывает подлинное счастье. И это подлинное счастье заключается не в голливудской улыбке, на него может быть отведено буквально несколько секунд, но эти секунды стоят вообще всего.

 

За форму высказываний

Riget007_foto_Henrik Dithmer

Ларсу фон Триеру нужны были деньги на полнометражные фильмы, поэтому он согласился на халтурку для телевидения. Вместо халтурки у него в 1994 году вышел великий мини-сериал «Королевство», который очень часто называют «европейским «Твин Пиксом». Снимая «Королевство», режиссер выработал целую стилистику и кинематографическое движение «Догма 95» и плюнул на все эти мизансцены и прочую мишуру «большого стиля». После очень серьезных лент вроде «Догвилля» (2003) и «Мандерлея» (2005), пока от него ожидали очередную зубодробительную драму, выпустил короткую незамысловатую комедию «Самый главный босс» (2006), снятую механическим оператором, удивив даже своих давних почитателей. А «Нимфоманку» (2013) и вовсе снял в виде пятичасового фильма и очень сильно не хотел урезать получившееся: в результате кино вышло двумя частями.

 

За катарсис

Dogville Photo: Framegrab

Непосвященные часто недоумевают: зачем, например, в «Антихристе» героиня отрезает себе клитор? Почему у фон Триера так много нарочито неудобных и провокационных сцен? Зачем этот «шок-контент»? Здесь очень важно не путать эпатаж ради эпатажа, которым часто грешат артхаусные коллеги режиссера, и средства достижения катарсиса, которым обычно заканчивается просмотр очередного фильма Ларса. Вся его пресловутая «скандальность», доведенная до предела, по идее должна заканчиваться очищением – в этом, как уверяет фон Триер, и должен заключаться смысл искусства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: