Спецпроєкти

New friend every day: массажист Юлия Палагицкая


43
Проект New friend every day — это эксперимент сооснователя bit.uа Татьяны Гринёвой. На протяжении целого года Таня решила каждый день писать о новом человеке. Иногда это закадычные друзья, а иногда новоиспеченные знакомые. В сегодняшнем выпуске — Юля Палагицкая, идеальный массажист, а в прошлом экономист с большим стажем работы в банке.

Юля принимает у себя в студии JP massage на Михайловской и планирует открыть большую сеть массажных кабинетов, чтобы популяризировать идею качественного массажа в Украине.

Я хожу к Юле на массажи последние полгода, и для меня, человека, который думал, что не любит массаж, она стала большим открытием: во-первых, мне просто никто не делал хороший массаж, во-вторых, с Юлей всегда интересно говорить и весело. Сегодня Юля – мой #newfriendeveryday.

– В детстве я мечтала быть доктором. У меня было очень много кукол, и я где-то добыла шприц и перчатки: руки, ноги, попа кукол – все было исколото. Я не остановилась на постановке уколов и вливала туда воду (в том числе через капельницу!). Через какое-то время вода забродила, и пришлось всех кукол выбросить. Мне действительно хотелось лечить людей, и думаю, я могла бы быть гениальным хирургом.

– В 17 лет непонятно, кем ты хочешь быть. Когда я поступала, было модно быть юристом и экономистом: я училась в КНЭУ, закончила факультет банковского дела и уже на 5-м курсе начала работать. Но через 8 с половиной лет я начала задаваться какими-то странными вопросами: “чем я буду полезна людям, если меня убрать с моего места работы?” или “что я еще умею делать?” Было очень грустно, потому что я понимала, что без меня ничего в мире не изменится. Это появилось после того, как я съездила в Индию. Возникло состояние, когда ты понимаешь, что хочешь жить по-другому, а как, ты еще не знаешь.

- Работая в банке, я поняла, что люди, которые меня окружают, это мои друзья со школы, института или работы.
Поняла, что у меня нет ни одного знакомого врача, поняла, что круг моих друзей ограничен – все одинаковые. Был один четкий, понятный, неоспоримый план: ты заканчиваешь школу, потом универ, идешь на работу, заводишь собаку, потом женишься, и у тебя рождается ребенок. Я ходила вокруг этого и понимала, что это не всё.

– Я поняла, что хочу быть с сообществом людей, с которыми смогу разговаривать на одном языке. Думала поступить на второе высшее на психологию. Потом понимала, что люди все равно туда приходят в вечернее время: 3 раза в год на сессию – это не сообщество. И я узнала от своей сотрудницы о том, что она ездила в Индию со своими друзьями-йогами.

– В 2008-м я съездила в Индию с этими странными людьми, которые занимаются йогой, они разговаривали на странном языке, после этого я вернулась и через 4 дня пошла на свое первое занятие йогой.

С того момента моя жизнь изменилась: в Индии я была на лекциях далай-ламы, а вернувшись в Киев, начала ходить на йогу, где мы изучали прокшалану и дыхательные техники. Все казалось таким простым, а я ждала, когда будет левитация.

Первые полгода занятий были для меня очень странные и простые, мне не хватало. В определенный момент ты начинаешь заниматься еще и сознанием: ты четко связываешь, где какая эмоция в теле, как с этим работать. Как будто бы ты остался тем же человеком, что и раньше, но у тебя появились инструменты и инструкция, что с этим делать.

Я для себя не вижу конечной цели в йоге, потому что это как стиль жизни, это все равно, что тренироваться не для того, чтобы пробежать марафон, а потому что ты знаешь, что будешь бежать завтра и послезавтра, и тебя просто прет это состояние.

Смысл не в росте: делая какой-то новый шаг, ты будто пересекаешь ту границу, которой не было у тебя раньше, и ты видишь намного больше и чувствуешь себя совсем по-другому, ты мир по-другому ощущаешь, и внутри у тебя совсем по-другому.

– Через год после Индии с этой же группой я поехала в путешествие в Таиланд и Лаос на 3 недели. Каждый день у нас был новый город, и каждый день нам делали массаж в салонах Лаоса, Таиланда, на севере, на юге, в центре. В Таиланде есть северная и южная школы массажа, я смогла попробовать и одну, и вторую, чтобы понимать, в чем разница.

Когда вернулась в Украину, то подумала, что это очень крутая штука и я очень хотела бы этому научиться. Начала искать учителя, который учился в Таиланде, нашла, учительница жила там 2 года и училась у монаха. Она с самого начала говорила, что у меня очень хорошо получается, но я должна помнить о том, что массаж – это служение и тут нет твоего «я».

Тут ты как проводник, который проводит энергию для человека, и от того, насколько ты сможешь расшириться, зависит то, насколько ты сможешь пропустить через себя эту энергию. Все твои проблемы, сложности и «не могу» остаются за дверью кабинета.

– Когда я выучила тайский массаж, я приглашала всех своих друзей к себе домой после работы и делала им бесплатный массаж, все были очень счастливы. Где-то после года практики я знала тайский массаж, антицеллюлитный массаж, начала много читать, всем своим друзьям начала рассказывать и советовать, как нужно правильно питаться, как спортом заниматься. И так совпало, что я уволилась из банка и через несколько месяцев поступила в Институт физкультуры, открыла кабинет и поняла, что да, это серьезно.

Когда я задумываюсь о том, как бы я потратила миллион долларов, – я бы занималась тем же самым, но в более качественном формате.

В Украине у нас нет культуры массажа вообще. В лучшем случае это физиотерапевт в поликлинике, а в худшем – эскорт-услуги, завуалированные под массаж. У нас или очень дорогие тайские салоны, или больничные физиотерапевты.

В Таиланде, если у кого-то болит голова, они делают массаж, если болят внутренние органы – разминают пунктирные точки на ладонях и ступнях, чтобы исправить работу внутренних органов. Я бы хотела, чтоб поменялась эта культура, и я понимаю, как я хочу это сделать. Хочу открыть студию или сеть, где можно получить доступный массаж, где тебе не нужно записываться к Иван Иванычу в клинику или собирать деньги на него. Это то, что человек может делать один или два раза в неделю, и это доступно.

Мы ходим на тренировки 3 раза в неделю – то же самое и с массажем. Есть активная составляющая работы с телом и пассивная, они одинаково важны.
Нервная система начинает работать полностью на восстановление, лучше срастаются кости, лучше регенерирует кожа – это естественный способ восстановить организм.

Как-то у Ошо спросили, как он достиг просветления, и он ответил: «Я сплю, когда я хочу спать, и ем, когда я хочу есть». А ему говорят: «Разве это сложно?» А он отвечает: «Ну, вы попробуйте». Это очень сложно, потому что мы живем по будильнику, расписанию, ставим в “Фейсбуке” записи тогда, когда знаем, что их будут читать, – мы подвержены ритму нашей жизни. Так же и с питанием: маленькие дети недаром отказываются от еды, которую не едят, или когда ты болеешь или после голода выпадает какой-то ряд продуктов, тебе хочется какой-то легкой еды и очень много эфирной энергии.

Наше тело очень умное, оно беспрерывно нам подсказывает, что делать, а мы упорно его не слышим из-за нашего ритма, потому что слишком много заангажировано в нашей жизни. Массаж дает возможность остановиться. Мадонна говорила, что она утром занимается 2 часа йогой для того, чтоб утром успевать в 100 раз больше, с массажем то же самое. Тратя полтора часа на массаж, ты вкладываешь в это время, которое у тебя потом появляется. Утром после массажа ты просыпаешься в хорошем настроении, у тебя не болит тело, чувствуешь другие эмоции, потому что наше тело полностью повторяет эмоциональную составляющую.

– Я занимаюсь массажем с 2010 года. Самое большое разочарование было, когда мне после первой рекламы позвонило 100 человек, которые спрашивали о сексуальных услугах. Это было одно из первых разочарований, потому что это очень странно: ты учишься, читаешь 100 тысяч книг, получаешь второе высшее образование, изучаешь медицину, беспрерывно практикуешь – а тут такое.

Сначала я сердилась, а потом поняла, что есть достаточно большое количество людей, неудовлетворенных своей сексуальной жизнью, они слишком заняты, чтоб организовать свою интимную жизнь, и им легче заплатить. Это имеет место быть. Но массаж – это не об этом совсем. А второе – когда у меня начали появляться клиенты, их было мало и это были люди, которые не любят массаж. Мне казалось, что таких людей не бывает, но такие люди есть. Просто нужно найти тот массаж, который человеку подойдет.

– Каждый новый мой клиент постепенно раскрывается, и это очень интересно. Ко мне приходят какие-то уникальные люди, которые владеют корпорациями и управляют огромными махинами, создают невероятные вещи, люди, о которых я больше читаю в медиа. И когда они у меня, то для меня они просто люди на столе, которым нужно помочь.

– После банка и массажной деятельности у меня потерялась статичность каких-то вещей. Я уходила с должности начальника управления методологии, и мне не было жаль. Сейчас у меня есть люди в подчинении, планирую открывать больше студию и я думаю, что смелость появляется, когда у тебя какой-то опыт за плечами. Должность в банке, люди, отдел, который я вела, – это все опыт, который дал мне возможность открыть маленькую студию, учить там людей, создавать новый продукт. Это та платформа, на которую ты можешь опираться потом в будущем.

– Считается, что когда мы студенты, у нас очень много энергии для того, чтоб мы могли очень многое попробовать, могли поработать официантами и промоутерами. Пробуя много профессий, ты учишься, и у тебя появляется уважение к каждой деятельности. После того как сам раздавал листовки много раз, уважительно относишься к тем, кто это делает сейчас, потому что понимаешь, как это сложно.
Когда ты работал в колл-центре и тебе отказали 100 тысяч раз, ты уже не боишься этого.

В Амстердаме и Швеции до сих пор разрешен детский труд, и дети с 6 лет начинают официально работать, они платят налоги, и к 30 годам люди владеют 6-7 профессиями, у них нет социального статуса профессии, то есть человека, который работает уборщиком, они точно так же уважают, как и директора. Если директор компании выходит на улицу и видит, что сломалась мусороуборочная машина, то он поможет ее починить, потому что у него есть опыт и 10 лет назад он работал оператором мусороуборочной машины. У них нет страха того, что они будут делать дальше.

– Когда я работала в банке, один из сотрудников сказал, что не знает, что будет делать, если наш банк закроется. Когда попадешь в другую страну, страшно, что не знаешь, что будешь делать: здесь имеется в виду не ремесло, а готовность. Для того чтоб стать профессионалом, 10 тысяч часов никто не отменял, это правда. В эти 10 тысяч часов входят обучающие видео, книги, советы, практика. Самое ценное – это готовность человека вкладывать в то, что ты делаешь, а не готовые навыки.

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Ми в Телеграмі
підписуйтесь

Долучайтеся до нашого Telegram-каналу з тестами! 🧐