Cпецпроекты

«Я для своих учеников тренер, мама, папа, друг – все в одном лице»: интервью с триатлетом Даниилом Сапуновым

Спорт
Автор: bit.ua

0 757 153
Специально для bit.ua Анна Макота поговорила с тренером Даниилом Сапуновым о сложных дистанциях, мотивации и триатлоне в Украине.

 Даниил Сапунов — профессиональный триатлет, заслуженный тренер Украины, около 200 финишей, серебряный призер чемпионата мира U-23 (2005), чемпион Азии (20022003, 2007), участник трех Олимпийских игр (Афины, Пекин, Лондон), 11 пройденных дистанций Ironman (20162017), основатель и главный тренер команды по триатлону Sapik Team, крупнейшего клуба триатлетов в Украине.

Как спорт появился в твоей жизни?

В 5 лет мама отвела меня в бассейн. Звезд здесь я не хватал, потому что плавание — это такой вид спорта, что как бы ты ни тренировался и каким бы трудолюбивым ни был, он для одаренных. Если лежишь на воде, чувствуешь воду — будешь плыть. А если нет, то хоть как ты ни тренируйся — ничего не получится. При школе, где я учился, был спортивный класс (в Запорожье. – Прим. ред.), в который сбегались со всего района спортсмены: женская гандбольная команда, пара боксеров, пара борцов, гребцы. И так к нам в класс пришел парень-триатлет. Об этом спорте никто не знал — 1997 год, что за спорт — непонятно. И я им загорелся. Родители меня не отпускали: мол, зачем оно надо — плаваешь и плаваешь. А девочка у нас одна с плавания перешла. Однажды отец сидит смотрит газету, а там про эту девочку пишут, и он: «Смотри, Ленка выиграла чемпионат Украины по триатлону!» После этого родители дали мне разрешение, я даже запомнил эту дату — 19 августа, и на следующий день я сел в автобус и приехал к тренеру. Он мне: «Че надо?» Я ему: «Я хочу заниматься триатлоном». Он: «Ты знаешь, что это такое?» В общем, немного меня опустил, как и мама: иди плавай и не выдумывай. Меня это зацепило, я еще на следующий день пришел попросился. Он меня взял. И так пошло-поехало. 

Ты тренировался в Запорожье все это время?

Да, в Запорожье тренировался в школе триатлона, и на то время она была одной из самых сильных. У нас не так много областей, которые специализируют триатлон, — Запорожье, Львов, Донецк, Житомир. Потом я попал в Казахстан. В 2001 году, в октябре, поехал в Турцию на финал Кубка Европы, тогда еще выступал по юниорам. Ко мне подошла делегация из Казахстана: давай с нами. Я сначала отказался. Приехал домой, рассказал родителям, потом посоветовался со старшим товарищем и так решился. Там вначале было тяжело, но потом мне поверили, я стал тренироваться без тренера, сам стал работать и так за Казахстан провыступал шесть лет — с 2002-го по 2008 год. С сезона 2009 года вернулся в Украину. У нас триатлон более массовый. Сами казахи не заточены под такие виды спорта — им побороться, подраться.

Как ты стал заслуженным тренером?

Увидел ребят перспективных, но которым немного чего-то не хватало, и мне показалось, что я им могу это дать. У нас собрался костяк — их четверо и я пятый. Я тренировался и тренировал. Таким образом подготовил четырех спортсменов международного класса, а всего в Украине их около 20. Первый год мое тренерство на бумагах нигде не числилось. Потом оказывается, что я могу получить заслуженного тренера, а мне не могут его дать, потому что по бумагам я не числюсь у ребят. Пришлось подождать формальностей сколько-то там лет — заслуженного тренера присвоили, а наши тренеры не очень были этому рады и даже на одном из собраний собрали подписи, чтобы звание у меня забрать. Потому что у нас такое поколение тренеров — для них тренер тот, кто ходит по бортику с секундомером, который не бегает, не крутит педали, а контролирует. Он должен быть солидным таким, мощным. Это раз. Во-вторых, все тренерские собрания обычно заканчиваются банкетами, где надо поднять рюмочку… Так получилось, что я среди украинских тренеров стал «нелюбимчиком».

Как ты начал тренировать любителей?

Где-то в 2012 году, в марте, мне друг-москвич Игорь Сысоев предложил поработать в его команде «Циклон» на удаленном тренерстве. В Украине о таком тогда еще ничего не знали. Дал ученика одного, второго, я начал готовить, дошло до нормального количества. В 2013 году пришли заявки из Украины от первого моего ученика Саши Горгана (глава Киевской областной государственной администрации. – Прим. ред.) и Володи Дегтярева (директор и совладелец PR-агентства Newsfront. – Прим. ред.). Буквально несколько месяцев они потренировались, в Украине началась революция, и они сказали, что не будут отправлять деньги в Россию. Потом ребята мне сказали: «Зачем тебе Россия, если есть Украина, это твоя страна, тебя тут знают все, а будут знать еще больше». В Украине все начиналось маленькими шажками — было два-три человека. Сейчас в Sapik Team 65 атлетов и 8 тренеров.

Кто придумал название, кстати?

У меня в школе-институте была кличка Сапун. А почему-то в триатлоне называли Сапик. Некоторые тренеры по имени вообще не называли – Сапик, и все. Зачем что-то придумывать, если можно назвать так. С командным цветом у нас тоже интересно получилось. Один их моих спонсоров, испанский производитель Spiuk, высылал мне и моей команде «профиков» по паре туфлей и шлемов. Каждый год они продвигают разный цвет, и в 2012-м прислали туфли и шлемы приятного зелено-лаймового цвета. Нам он понравился, и мы решили заказать под них форму.

Как выглядел твой день раньше, когда ты готовил профессиональных триатлетов, и как выглядит сейчас, когда готовишь любителей?

Профессиональный спорт делает из спортсмена дико закрытого человека. Потому что у тебя за тренировками не хватает времени на общение, и это общение забирает энергию.

В профессиональном спорте первая тренировка должна была быть не позднее 7 утра. Где бы я ни был — в 7 утра либо бассейн, либо бег. И в течение всего дня получалось: ты потренировался, поел, дальше потренировался. Сейчас тренировок, кажется, стало меньше, но, по сравнению с прошлыми годами, я стал делать больше финишей, а в прошлом году решил перейти в Ironman. Раньше, когда больше выступал, день выглядел так: с 7 до 9 тренировка, перекус. В 11 вторая, в 13-14 заканчивается. Обед, отдых и вечерняя тренировка — в 17-18 часов. Такой график каждый день. Один раз в неделю выходной. И то — час может быть тренировка + сауна.

Что стимулировало тебя жить в таком режиме постоянно?

Мне часто задают вопрос — как нахожу мотивацию. Это пошло от воспитания родителей. Не помню, чтоб у них не было работы. Они живут в селе, где всегда есть работа. Они приучили, что нет такого, что лежишь-отдыхаешь. Утром проснулся — и начинаешь работать. Кто-то кайфует от возможности лежать и пить коктейль. Иногда и у меня возникает желание уехать отдыхать и пить коктейль. Но я себе представляю такое на два — максимум три дня. Лучше, когда получается поехать отдыхать в Европу — покататься на велосипеде, подышать горным воздухом, а не лежать жариться на солнце. Мне непонятно, как человек каждое утро просыпается, едет в метро и сидит в офисе. Это рутина. А у меня, по сути, счастливая жизнь. Вечно меняющаяся картинка — соревнования, поездки. Да, это тяжело, но мне кажется, что это морально намного легче, чем «дом — офис — дом». В этой системе ты робот.

Сейчас у тебя команда, новый проект, и жизнь наполнилась новым смыслом — подготовкой любителей. Что сложного в их подготовке? Какое первое разительное отличие от профессиональных триатлетов?

Первое — «профиков» надо заставлять, а любителей — останавливать. Профик тренируется всю жизнь. У него уже хроническая усталость. И его надо взбадривать, чтоб он работал все свои три тренировки в день. А любители приходят с огромными глазами — давай, и все. Их надо останавливать, потому что если давать все, то через месяц его не будет. У него наступит такая же хроническая усталость, как у профика. Только у профика это его работа, а у любителя если такое наступает — он моментально завязывает. Поэтому нужно дойти до середины, найти ту грань, чтобы человек кайфовал, получал удовольствие от тренировок, чтобы был рост, и в то же время, чтоб хватало времени на все остальное — семью, работу. Если в профессиональном спорте мы должны, наоборот, быть все время «пригашенные», то любитель должен уходить с каждой тренировки с выбросом нового гормона. Прежде чем тренировать, мы прогоняем человека через обследование, потому что не знаем, кто на что реагирует, если групповая тренировка. Основная цель с любителями — не навредить и не перетренировать его. Прежде всего должно быть честное общение со спортсменом. Если человек себя чувствует плохо, он должен сказать. Профессионалам я так говорил: если утром запланирована серьезная тренировка, а вечером ты пошел на день рождения, то должен сообщить об этом: мало поспал, злоупотребил. Все равно в конце концов это скажется на общем состоянии, а нам этого не надо.

С какой главной мотивацией приходят любители? Чего они хотят?

Первое — людям хочется чего-то нового, что-то поменять в жизни. Кто-то хочет пройти Ironman, кто-то хочет заработать слотов, кому-то просто хочется тренироваться, быть в тусовке, быть здоровым. Есть такие, кто не хочет соревноваться — достаточно тренироваться. Но их все равно надо подбивать на соревнования, потому что это всегда мотивация. Если он просто пришел тусить, просто тренироваться, то мотивация будет падать. Соревнования их мотивируют. Вот один человек мне говорит: «Я уже четыре дня не бухаю». Надо бежать, и он думает: «Нет, лучше я себя сдержу!», потому что ему хочется бежать легко, а не мучиться.

Получается, что ты контролируешь жизнь своих учеников.

Это первое, самое важное при знакомстве с учеником — когда сразу знаешь, женат ли, сколько детей, график работы. Отсюда строится тренировочный план. Может, я ему должен оставить субботу-воскресенье как семейный день.

Но почему триатлон? Если хочется нового, можно и просто побегать.

Триатлон — потому что это три вида спорта в одном. И тренировки в течение недельного цикла постоянно меняются. Мы бегаем на стадионе, и один ученик мне рассказывает: «Сломался велосипед, и я уже 8 дней без велосипеда, только бегаю и плаваю. Как это нудно, я уже мечтаю о велосипеде!» Буквально два года назад он только бегал и о таком не думал. В мои первые командировки за границу — в США, Австралию — я заметил, что там триатлон считался фитнесом номер один. Три вида спорта — тебе не нудно, не надо ходить в зал качаться, что, как по мне, нудновато. А вот если ты в течение недельного цикла один раз в зал сходил, два раза в бассейне поплавал и два раза покатался на велосипеде — у тебя все разнообразно. Ты и развиваешься разнообразно, и это не скучно.

Сколько стран ты объездил с триатлоном?

Никогда не считал. Из аэропорта обычно еду четко в отель, сразу смотрю маршрут соревнований — проехался по нему, если есть такая возможность. Каждый город у меня занимает 34 дня, и это соревнования. Может быть 23 дня до старта и максимум один после. До старта ты не ходишь город не смотришь, потому что это твои силы, а после финиша уже ничего не хочется. Во многих странах был, но их не видел. Страны знаю по аэропортам.

Какие самые экзотические страны, в которых побывал?

Из того, что запомнилось, — соревнования в Индии, после которых я вернулся и сказал маме спасибо, что она родила меня в Украине, а не в Индии. Отель был закрытого типа, только выходишь из него через охрану — там ужас. И вся соревновательная дистанция была с военными, которые стояли с автоматами. Море или океан, в котором мы плыли, было настолько грязным, что страшно было забегать.

Какая была самая сложная гонка? В каком городе?

Я не люблю холодные страны и старты, особенно когда идет дождь. Такие гонки оставили отпечаток, что я там мучился. Например, Стокгольм. И в Лондоне в такую погоду попадал, и в Чехии. В Малайзии, куда езжу часто, очень сложный старт — я туда своих учеников никогда не отпущу, потому что это гибель, но все равно я от него кайфую, потому что он тяжелый, но в тепле. Холод для меня — это критично. Стартовал и в Африке, в Ричардс-Бэй, пару раз туда летал. Больше всего я люблю Азию и чаще туда летаю. Если летаю в сторону Штатов, то больше люблю Мексику, опять-таки из-за погодных условий — там жарко и влажно. В Европе мало стартовал. Сейчас с Ironman уже стартую. Раньше в европейских странах из стартов я выбирал только Кубки Европы. Из Азии самая комфортная страна — Япония. Мне нравится их культура, японцы настолько воспитанные люди — у них все по полочкам, все у них правильно, и это приятно. В Китае много стартов. В этом году я там был и еще собираюсь. Раньше я минимум дважды в год летал в Китай, раз в Корею, раз в Японию. А бывало и четыре раза в Китай. В Америке я пару раз был — Вашингтон, Флорида…

Ты видишь постоянно красоты дистанций: горы, леса, океаны. Обращаешь на это внимание, наслаждаешься природой во время длительных соревнований?

С возрастом стал больше обращать внимание. Раньше я приезжал, когда был профессионалом, и было четко: тренировка — отдых, тренировка — отдых. В прошлом году я поехал в Новую Зеландию и месяц там жил. И я на каждую тренировку выходил в восторге, даже постил это в Facebook — природу, лес, дороги. Там очень красиво. Это единственная страна, которая покорила меня своей природой. Там делаешь шаг в cторону от окультуренного места — и это уже дикие джунгли.

Сейчас у тебя проект Sapik Team, ты готовишь любителей. Как у тебя со временем на себя?

Раньше я больше уделял времени ученикам. Сейчас у нас сложился костяк тренеров. У каждого тренера свои спортсмены, и мне тренеры уже дают отчет по каждому — я не трачу время, не вникаю. Хочется по максимуму себя освободить, поскольку своя спортивная карьера, как оказалось, еще не на завершении — еще можно побегать.

Ты сделал длинную дистанцию в Австралии. Дальше будешь продолжать?

Длинных дистанций желательно больше двух в год не делать. В качестве подготовки к Ironman у тебя должны быть старты-половины. Сейчас вот поеду в Польшу, но это не подготовка уже, а для зарабатывания денег. А так следующий Ironman будет 30 июля в Швейцарии, в Цюрихе, а готовиться буду в Италии. Цель на этот год — отобраться на Кону: четыре старта идет в зачет и по очкам. На сегодняшний день я попадаю, но отбор заканчивается в августе. В зачет идут четыре лучших старта. У меня сейчас есть четыре старта, но по очкам мало. Надо быть выше, чтобы тебя не выбили. Так же и к Олимпиаде: отборочных стартов в год идет 32, а в зачет — 14–15. Это специально делается, поскольку не на каждом старте у тебя получается, не на каждый можешь поехать. Соревнования специально проводят на каждом континенте, чтоб для всех спортсменов было комфортно.

У тебя сейчас тренируются люди из России, Чехии, откуда еще?

В прошлом году занимался парень-украинец, который живет в Англии. На днях встречаюсь с украинцем, который живет в Австралии, он приедет на пару дней. В основном занимаюсь с украинцами.

Есть ли у тебя мантра — когда ты себе что-то постоянно проговариваешь во время соревнований?

Такого нет. Но вспоминаю, с плавания раньше было. Когда ты стоишь на тумбочке, отдают свисток, и ты ныряешь. И пока делаешь это скольжение, говоришь про себя: «Ну вот, время пошло». Время ведь играет против тебя — чем быстрее, тем ты лучше. Так и в триатлоне: «Ну вот, время пошло» — и работаешь. А так в Ironman настолько длинная дистанция, что ты за все соревнования можешь перекрутить кучу мыслей. Но я думаю о технике и слежу за показателями на часах — какой пульс, какая мощность, как по тактике атлетов. Время, по сути, проходит быстро, плюс нужно вовремя поесть. На бег выходишь — вроде 42 км долго бежать, но проходит быстро. Стараюсь о плохом не думать. Не думать, сколько осталось до финиша. Я так учу учеников: вспомнить какую-то интересную историю, когда ее вспоминаешь — время быстрее проходит. Я люблю вспоминать о дочке, как она что делала, как она растет, какие фразы выдает — это вызывает легкую улыбку на лице, ты расслабляешься, тело не так сковывается. Соответственно, ты тратишь меньше энергии. При этом стоит все равно следить за темпом и продолжать правильно дышать.

Как ты настраиваешь морально учеников?

Пытаюсь отвлечь, чтоб они меньше думали о том, что будет на соревнованиях. Потому что проработать всю дистанцию надо один раз и сделать это коротко: плыву, выплываю, снимаю гидрокостюм, очки, шапочку, надеваю шлем, беру велосипед — поехал. И так ты всю гонку прорабатываешь. А когда люди начинают об этом думать за две недели до старта и делают это в течение дня еще раз пять — то так можно выйти на гонку уже перегоревшим.

Как у нас с триатлоном в Украине? Ты создал центр развития триатлона. А что вообще сейчас происходит — и со стороны государства, и, вижу, ребята сами тренируются, организовывают маленькие движухи. Какой у них уровень?

Стартов в Украине стало больше за последние два-три года. Каждые неделю-две есть какой-то старт в Украине по триатлону для любителей. Радует, что наше общество становится более активным, тренируется. Триатлетов становится больше, о триатлоне знает всё больше людей. Даже заметно по украинским спонсорам, которых раньше у меня вообще не было. Я говорю не о деньгах, а о продукции, витаминах, например. Сейчас к кому ни обращаюсь, всем интересно.

Часто ли тебе пишут новички в команде по каждой мелочи? Как ты их успокаиваешь?

Для новичков нормально, когда много вопросов. При этом у меня есть люди, которые занимаются два-три года, и у них вообще нет вопросов — получил свой план, и все. Но каждый по-своему реагирует. Кто-то хочет поделиться, что у него ушко заболело. Это больше психология. Я ж для них тренер, мама, папа, друг — все в одном лице. Конечно, они могут обращаться и не только не поводу спорта. Что касается здоровья — тут подскажу, что знаю из спорта, если нет — найдем специалиста. Я сразу ставлю условие, что они должны говорить, что тревожит. Иначе я буду разрабатывать план на следующую неделю на повышение, а у человека что-то болит. Если даже ухо — оно не мешает тренироваться, но беспокоит и сбивает с ритма.

Однажды на своей лекции ты сказал, что триатлон — это не способ жизни, а сексуальная ориентация. Объясни, пожалуйста.

Да, это слова моего тренера Солодовникова Андрея Николаевича. И действительно, смотришь — и кажется, что ребята попали в какую-то секту — в триатлон. Они вроде осознают, что это бред, а «вытянуться» отсюда не могут. Как люди сильно верующие куда-то попали — в божественное место, по их словам, — они туда и деньги несут, и соседу говорят: ты пойди, там просто прекрасно. Так и тут. Но приятно, когда смотришь — вот сегодня на тренировке нас было человек 30, и через час все ушли с улыбкой и заряженные на день. Это круто.

Беседовала – Анна Макота

Редактор текста – Ирина Матюшенко

Фотографии – Александр Копытов

Локация – Fandom Coffee Bar

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: