Cпецпроекти

«Салон красоты для покойных». Чем живет украинский ритуальный бизнес


2 54

Мы обходим Байковое кладбище и несмело приближаемся к зданию по указанному адресу. У входа нас встречает мрачный Харон в своей злосчастной лодке. Хорошее начало для интервью. Мы проходим в середину одного из столичных ритуальных домов. Впереди разговор с его собственником — Феликсом Чеховичем — о ритуальном бизнесе в Украине, его специфике и трудностях.

Об истории создания

Я с 18 лет в этом бизнесе. Начинал работать в судебно-медицинской экспертизе обычным санитаром. То есть приводил покойных в порядок, ассистировал на вскрытиях. Знаю все это изнутри. Потом поступил в Киевский национальный экономический университет. Закончив, решил начать бизнес, который знаю лучше всего. Начали с обычного ритуального магазина, потом открыли второй. Никакого кредита: все, что зарабатывали, вкладывали. Так вырос комплекс «Покой» — один из первых частных ритуальных домов в Украине.

Первые годы было морально тяжело. У меня родственники по 30 лет проработали в судебно-медицинской экспертизе: тети, дяди, бабушки. И я не знал об этом. Когда пришел устраиваться на работу, я думал, что это больница, а не морг. Попав в секционный зал, я все понял. Первые месяца два-три тяжеловато было, а потом привык.

Перечень услуг

Мы не производим ничего, а лишь реализовываем товары от поставщиков. Каждый должен заниматься своим делом. Кто-то производит, а мы предоставляем услуги.

Единственное – ритуальный дом располагает собственным транспортом и рабочим коллективом, включая ритуальных агентов, носильщиков, а также морозильными камерами. На камеры никаких лицензий получать не нужно. Мы не занимаемся вскрытием, у нас нет морга. Мы лишь храним и приводим в порядок — то есть человека можно обмыть, забальзамировать, одеть и накрасить. Своего рода это салон красоты для покойных.

О ситуации на рынке

Мы находим клиентов в основном в интернете. Информацию об умерших у больниц, моргов и правоохранительных органов мы не покупаем.

Предпринимателей, которые таким занимаются, мы называем «побегунчики с телефонами». Это не бюро ритуальных услуг, у этих людей нет даже своих торговых площадей. У них есть только мобильный телефон и машина. Они договариваются с МВД, больницами, которые им «сливают» информацию. Потом они приезжают на квартиры и там все оформляют. В Киеве всего лишь 4 фирмы, которые занимаются полным спектром ритуальных услуг. Все остальное — «побегунчики», у которых нет ни адреса, ни своего транспорта, ни коллектива — ничего. Всё наемное. В интернете таких 90%. В лучшем случае у них имеется магазин в полуподвале, куда зайти страшно, а клепают они эти ящики сами там же.

Эти «побегунчики» покупают гроб за тысячу, а продают за пять — и довольны. Они наживаются на чужом горе. Люди только потом, спустя 3-4 дня, понимают, что их развели.

Коммунальные ритуальные службы мы за конкурентов не считаем. У них ни сервиса, ни услуг. Они остались на уровне Советского Союза.

О доходах

С момента начала АТО 50% предприятий по изготовлению мебели перепрофилировались на производство гробов. И появилось больше «побегунчиков», которые скупаются на государственных спецкомбинатах и продают все втридорога. Отсюда и увеличение количества частных предприятий (согласно данным Минрегионстроя за 2017 год, количество частных предприятий по предоставлению ритуальных услуг увеличилось на 10% по сравнению с 2016 годом. — Ред.).

На обычных похоронах у нас 50–70% прибыли. В месяц организовываем до 100 похорон. Средний чек с кремацией — от 8 до 12 тысяч гривен. В эту сумму входит весь комплекс — от транспортировки человека до урны с прахом. Только в 2200 гривен обходятся услуги крематория.

Чем завлекают эти «побегунчики»? Они обещают, что похороны с кремацией обойдутся в 3–4 тысячи гривен. Это говорится для того, чтобы пойти на контакт с клиентом. Как только «побегунчики» выхватывают клиента, эти 4 тысячи превращаются в 14.

Продажа гроба — это всего 20–25% прибыли. А все остальное — услуги, которые заключаются в сохранении, приведении в порядок покойного: помыть, побрить, забальзамировать. Кроме того, это бригада носильщиков, всевозможные подставочки под гроб, платки, свечки.

Организация самих похорон — 60–70% от всего наряда. Все зависит от того, как красиво организовать. Можно заказать ржавый ПАЗик со спецкомбината, а можно — Mercedes Sprinter. Кому подходит ведущий похорон, который просто по шаблону все прочитает, а можно найти специалиста, который действительно изучит историю человека.

О предпочтениях клиентов

Обычно не заказывают ничего особенного. Есть возможность поставить любимые песни человека на стереосистеме или предоставить скрипача, духовой оркестр. Но в Украине, как правило, похороны идут по шаблону. Все ведь зависит от возможностей. Мы предлагаем однокрышечные гробы или саркофаги. Есть также гроб с лифтом, подъемным дном, тремя породами дерева — его стоимость будет $15 000. Кто-то покупает пару искусственных венков, а кто-то может позволить десять венков из живых цветов, стоимость которых стартует от 6 тысяч гривен за штуку. Только крест может обойтись в 15 тысяч гривен, если он сделан из дуба и ручной работы. Так и нарабатывается чек.

На моей памяти, самые дорогие похороны обошлись в 800 тысяч гривен. За все эти годы кого только не перехоронил. Здесь хватало публики: и криминала, и депутатов, и министров.

Экономический кризис ударил по клиентам очень сильно. Чуть ли не в 2,5–3 раза покупательная способность уменьшилась. Если еще 2 года назад мы организовывали 10–15 VIP-похорон в год, стоимость которых стартует от 150 тысяч гривен, то сейчас 2, ну может 3. Даже по этому сегменту сильно ударило. А что говорить о среднем сегменте тогда?

Феликс Чехович, владелец частного ритуального дома

О сегодняшних проблемах и планах на будущее

Трудности этого бизнеса в том, что клиент благодаря «побегунчикам» не успеет до вас дойти. Ситуация такая: человек только умер, а на квартиру уже звонят фирм 5 таких «побегунчиков». Все, кто владеет информацией, пытаются на ней заработать. Государство никаких мер для борьбы с халтурщиками не предпринимает. В Италии, к примеру, чтобы открыть похоронный дом, необходимо иметь полмиллиона евро на счету. У нас же никаких ограничений нет.

Мы считаем, это непростой бизнес. Здесь нельзя относиться «купи-продай». Есть карма, есть души покойных. Как будешь относиться к этому бизнесу, так у тебя и жизнь пойдет. Я ни одного «побегунчика» не знаю, который бы нормально жил. Да, они могут за день 50 000 гривен заработать, но они эти деньги либо пропьют, либо прокурят.

Но основная проблема в ритуальной сфере — кадры. Тяжело найти людей, которые хотят здесь работать. У нас текучка кадров такая, что в год практически полностью обновляется коллектив. Люди не выдерживают.

На данный момент нам критически не хватает места. У нас 3–4 похорон в день, а больше мы не можем себе позволить. Надо расширяться, но для этого необходимо строиться, так как арендовать помещение, в которое будут завозиться покойные, очень проблематично. Разрешили бы частный крематорий — мы бы его уже сделали. К сожалению, пока законодательство этого не позволяет.

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Ми в Телеграмі
підписуйтесь
 

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: