Cпецпроекты

Что читала редакция bit.ua на этой неделе


0 1393 7

11571789713_5817b2a70d_b2

С этого дня редакция bit.ua начинает умничать и рассказывать о том, что читала за последнее время. На этой неделе мы постигали старую классику в виде Марселя Пруста, новую классику в виде Кормака МакКарти, идеальное чтение для условных девушек и исследование перформансов для самых умных. Осторожно: общепринятое мнение о той или иной книге может не совпадать с тем, что вы прочтете в статье.

загруженное

ТАРАС КАЙДАН, РЕДАКТОР РУБРИКИ «КИНО»:

13648256«На Сванову сторону», Марсель Пруст

Последней книжкой, которую я открывал перед всеми этими трагическими событиями, стал первый том цикла “В поисках утраченного времени” Марселя Пруста. Называется она “На Сванову сторону”. Помню, в школе все его проходили, но никто толком не читал. Потом у меня была возможность прочесть Пруста в университете, но я тоже этого не сделал. Руки дошли только сейчас. И, честно говоря, идет чтение непросто.

Я очень люблю прозу первой половины ХХ века, в основном из-за экспериментов над литературной формой. Хотя многие из этих книг очень сложно читать, опять же из-за ее экспериментальности. В романе “На Сванову сторону”, например, используется так называемый “поток сознания”. Этим термином называется особенный литературный стиль, когда автор имитирует на бумаге ход собственных мыслей. Замечали за собой когда-нибудь, что вы перепрыгиваете с мысли на мысль, с воспоминания на воспоминание через ассоциации, которые известны только вам? Вот так Пруст пишет. Он может описывать события, потом его внимание привлекает предмет, который наталкивает его на воспоминания. Те, в свою очередь, открывают путь к ассоциациям, размышлениям и новым идеям и так, пока мысль не иссякнет. Она может направиться в прошлое, может в будущее, а может удариться в асбтракцию или конструирование новых смыслов. Это и есть “поток сознания”.

«Задаривая ее, делая ей одолжения, он мог пока что рассчитывать на преимущества, не имевшие отношения к его личности, к его уму, не требовавшие от него изнурительных забот о том, чтобы он сам ей нравился»

Так что “На Сванову сторону” интересен не только как художественное произведение, не только как документальное изображение Франции конца ХIX — начала ХХ века, а еще и как исследование человеческого мышления. К циклу Пруста “В поисках утраченного времени” обращалисьмногие исследователи, например грузинский и советский философ Мераб Мамардашвили и русско-американский писатель Владимир Набоков. Я люблю книжки, после которых можно днями ходить и размышлять о них, и “На Сванову сторону” — одна из них.

1901426_10151887539591361_1687272831_n

ТАТЬЯНА ГРИНЕВА, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР:

1363107736_12 «Жена путешественника во времени», Одри Ниффенеггер

Практически «к международному женскому дню» моя книга: очень девочковая, на мой взгляд, «Жена путешественника во времени». Начала читать, увидев у кого-то из знакомых барышень в ленте с комментарием «безумно хорошо, проглотила за ночь». Ну, так быстро у меня почему-то не получилось, но могу сказать, что роман очень легкий в прочтении за счет своего формата: это дневники двух людей — путешественника во времени и, собственно, его жены.

Забавно и безумно то, что главный герой, путешественник, приходит к своей жене в разном возрасте в разные годы её жизни (очень хаотично). Трогательно то, что он знаком с ней с её с шести лет и до самой старости и мсерти, и уже всё знает о их будущем. Страшно то, что он никогда не знает, когда исчезнет (перенесется во времени) в следующий раз.

«Разве вы не думаете, что лучше недолго быть невероятно счастливым, даже если потом это теряешь, чем жить долго и не испытать подобного?»

Книга о любви вечной (бывает, что ли?), без обязательств, без договоренностей, без условностей. О доверии и заботе, об ожидании, о семейных ценностях, о счастье и нежности. В общем, девочки — книжка для вас, рекомендую.

1039747_564892156887056_1255901521_o

АЛИНА САНДУЛЯК, РЕДАКТОР РАЗДЕЛА «ИСКУССТВО»:

news_spec_pic_4732«Искусство перформанса», Роузи Голдберг

Заставить себя немного успокоиться, прийти к обычному режиму жизни и взять в руки книгу сейчас очень трудно. Но все же крайне необходимо. На этой неделе я решила наконец добраться до приобретенной уже давно, но отложенной до «лучших времен» из-за нехватки времени, фундаментальной книги-исследования перформанса. Да, именного того вида искусства, который пока еще не очень развит в Украине, но которым почему-то уже принято называть все выходящее за рамки привычного.

Вообще, очень хочется поблагодарить московское издание AdMarginem за их качественные переводы зарубежных изданий по искусству, фотографии, публицистике etc. То есть практически все, что сейчас появляется в Украине актуального по современной культуре, можно сразу узнать — AdMarginem издал очередной перевод и оформил в качественный дизайн. Поэтому очень советую следить за их новинками. В Киеве их можно найти, например, в «Книжном Бюро», «Хармсе» или «Чулане».

И сейчас в моих руках самое обширное исследование искусства перформанса, который, по сути, зародился еще в начале 20 века среди эпатажных футуристов. С помощью своего тела художники, люди, которые думали свободно и на несколько шагов опережали свое время, стремились высказываться на разные больные социальные и политические темы публике напрямую. За каждым перформансом и каждым автором на самом деле стоит длинная история почему и как он пришел к такой форме высказывания. Если вы хотите узнать это, прочувствовать культурную жизнь 20 века и больше узнать о перформативных практиках 21 столетия, эта книга для вас.

 

972146_10200175115280808_1785519588_n

ВЛАДИСЛАВ НЕДОГИБЧЕНКО, ВЫПУСКАЮЩИЙ РЕДАКТОР:

 Cormac-McCarthy-The-Road«Дорога», Кормак МакКарти

В отличие от чтения главного редактора (см. вторую книгу в списке), «Дорога» — чтение как раз очень мужское.

Многие наверняка видели одноименный фильм с Вигго Мортенсеном, про то, как бородатый мужик идет с пареньком и тележкой из супермаркета по апокалиптической Америке (на деле это выглядит далеко не так весело). И вот насколько был жестким фильм — книга суровее еще жестче.

Здесь на ощущение отчаянного одиночества и обдуваемой всеми ветрами простой человеческой любви работает буквально все: локации, персонажи, минимум ремарок и оборотов, очень суровый язык. Но в этом самом нарочито суровом языке МакКарти лучше кого бы то ни было.

В мире после конца света, по Маккарти, нет места пышным речевым конструкциям. Он девственен и холоден как дорога, по которой бредут два персонажа. «Дорога» очень американский роман в смысле культурной традиции. Безкомпромиссный и с очень мужской тоской.

«Иногда она говорила ему про Бога. Он пробовал говорить с Ним, но лучше всего у него получалось говорить с отцом. И он говорил, часто, и не забывал его. Женщина сказала, что это правильно. Что его устами говорит Бог и так из поколения в поколение передается истина.»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: