Cпецпроекты

Один день с «Вагоновожатыми»


0 1722 164
В день финала Евровидения — 13 мая — в киевском клубе Sentrum выступит группа «Вагоновожатые». bit.ua провел день с музыкантами и спросил их о творчестве и сюрпризах на концерте, а еще поговорил на актуальные темы — о гражданской позиции и украинском языке.

Мы встретились с Антоном Слепаковым, фронтменом группы, и Станиславом Иващенко, барабанщиком, в конце их репетиции поздним утром апрельского воскресенья. Промзона на «Выдубичах», территория старого завода: ищите нашу дверь сразу за горой шин, объясняет Стас по телефону. Когда-то они репетировали на Позняках, но уже давно проводят все репетиции именно здесь — атмосфера в духе индастриал как раз вдохновляет и настраивает на нужный лад.

«Репетируем всегда на выходных, а после каждый идет по своим делам. Я сегодня собираюсь в кино на показ короткометражек. Стараюсь не пропускать культурные события. У нашего гитариста Валентина Панюты в этот раз не получилось присоединиться к нам, а Стас после интервью поедет домой к семье», — говорит Антон по дороге в кофейню, где мы и продолжили разговор. Стас и Антон сходу удивляют тем, что по-джентльменски отказываются принимать от меня деньги за мою чашку латте. «Неужели такое в наше время еще бывает?» — мелькает в голове.

Искренность, уважение, отсутствие ненужной патетики, сдержанный оптимизм: общаться настолько легко и приятно, что второй час беседы замечаешь только по цифрам «01:10:52» на включенном диктофоне.

О своем концерте

Антон: Организатор концерта, как и мы, не учел дату: когда бронировали Sentrum, скорее всего, еще не было точной информации о Евровидении. Мы не пытались ничего изменить, когда узнали. Один раз мы играли на той же локации на Пасху. Нам все говорили, что все разъедутся на праздники или придут прямо с пасхальными корзинками, но в итоге все было в порядке.

Стас: На нашем концерте, скорее всего, будет два новых трека. Музыку к одному из них придумал я, к другому — Валентин. Тексты, как обычно, пишет Антон.

О Евровидении и Джамале

Антон: На мой взгляд, Евровидению уделяется незаслуженно много внимания. Есть тысячи крутых музыкальных событий с точки зрения лайнапа где-нибудь в Европе, Америке. А Евровидение к музыке имеет довольно малое отношение: это телек, выступления под фонограмму, закулисные интриги, кто как проголосует, какая страна с какой дружит. Вот монстры, а вон женщина с бородой, а этот будет петь в костюме петушка: я ничего не имею против, но это можно смотреть больше как телешоу. Я следил за трансляцией в прошлом году и, если концерт закончится не очень поздно, буду следить и в этом. Я понимаю, почему многие группы участвовали в отборе. Это возможность засветиться, пиар. Но для меня и ребят это чудовищное противоречие — когда ты занимаешься независимой музыкой, а потом идешь на телевидение, на канал СТБ.

Обычно на вопросы о возможном участии в Евровидении мы отвечаем что-то вроде «Не будем зарекаться», но, честно говоря, я не представляю себе этого: играть под фонограмму ради телешоу. Лучше мы поедем на какой-то андеграундный фестиваль, который будет для нас профильным. 

Антон Слепаков

Вот монстры, а вон женщина с бородой, а этот будет петь в костюме петушка: я ничего не имею против, но Евровидение можно смотреть больше как телешоу

Стас: Да, это того не стоит. Вообще, меня кое-что в этой истории удивляет. Сейчас молодежь вроде как сидит только в интернете, но почему-то работает и телек: молодые группы, которые раньше собирали 200 человек, сейчас собирают тысячу именно из-за появления на экранах. По идее, сочетание «молодежь и телевизор» должно быть уже таким себе анахронизмом, но нет.

Антон: Может быть, они узнают об этих группах все-таки из YouTube, а не именно по телевизору. Телевидение толкает тот же Facebook в этих случаях. Кстати, Джамала, к ее чести, выступила очень достойно. Она поехала не просто так, а со своей миссией. Это глубоко личная история с правильным духовным посылом: когда ты видишь слезы на лицах крымских татар, которые сейчас не могут жить в Крыму, понимаешь, что это дорогого стоит. Она очень умный человек и сумела направить свою победу в нужное русло.

О фестивалях

Антон: Нас периодически приглашают на фестивали за границей: мы уже были в Польше, Финляндии. В Польше (город Познань) играли на фестивале «Украинская весна». Там была интересная локация — площадка была построена на контейнерах, которые используют в грузовой перевозке. Второй фестиваль проходил в маленьком городке Крынки. Это бывшая белорусская территория, и фестиваль там проводят этнические белорусы. Кроме музыки, там были литературные мероприятия.

Стас: Организатор оказался нашим фаном, который мечтал привезти наш коллектив. Он рассказывал, как во время саундчека местные жители передавали друг другу, что будет концерт. В основном никто нас не знал, но хозяин магазина стройматериалов даже раньше закрыл магазин, чтобы прийти нас послушать. Сказал, что мы очень классная группа. В итоге на концерт пришли все в округе, включая детей, пенсионеров, семьи — все, кто мимо проходил. Но тексты знал только организатор. Интересная получилась поездка. В этом году нас тоже звали на пару польских фестивалей, но мы пока рассматриваем эти предложения.

О принципах и слушателях

Антон: Мы не рисуем для себя образ своего типичного слушателя. Это какой-то откровенно коммерческий подход, от которого мы всегда дистанцировались. Мы создаем музыку, которая интересна прежде всего нам самим.

Об EP «Start-Up Молодость» и будущем альбоме

Антон: «Стартап Молодость» показывает то направление, в котором мы в дальнейшем будем развиваться. Сейчас мы все это только нащупываем. Но обычно неинтересно делать то, что ты уже хорошо знаешь: хочется пробовать новые направления. У нас нет четких планов, нет контрактов с лейблами, и мы свободны от всех обязательств. Пока не можем определиться, что выпустим следующим — полноценный альбом или EP. С одной стороны, EP — это удобно и быстро, с другой — это немного снижает ценность альбома как чего-то серьезного. Треки из существующих EP, синглы, которые включаются в дальнейшем в альбом, воспринимаются слушателями как повторение. Здесь нужно удачно балансировать.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Один день с Pianoboy
6162 0 455
«Стартап Молодость» — это пять композиций, выдержанных в одной концептуальной цепи. Это не просто сборник песен. «Пунктир», например, на тему беженцев. Валентин, когда сочинял музыку, вдохновлялся исполнительницей M.I.A. и ее клипом на песню Borders, кусочки ее вокала даже есть в нашем треке.

У нас нет четких планов, нет контрактов с лейблами, и мы свободны от всех обязательств

Стас: В будущем мы бы хотели добиться более электронного звучания, но чтобы музыка не была плоской, а подача была бы в правильной, привычной для нас концепции.

О клипах

Стас: В последнем нашем клипе на песню «Эффект лестницы» самой трудоемкой была часть с лазерными буквами на стенах домов. Нужно было выставить надписи на торцах домов так, чтобы они не попали в окна людям, чтобы никого не потревожить.

Антон: В тот день, когда мы снимали, перевели время, и в установленное для съемок время вечером было светлее, чем мы думали. Но все получилось.

Стас: Было забавно смотреть на удивленные лица прохожих. Заранее съемки мы не согласовывали: придумали сразу несколько легенд на случай, если нами будут интересоваться. Но в итоге никто не воспрепятствовал. Даже сторож стоянки, где мы снимали, согласился дать нам удлинитель и не взял за это денег. Снимали с помощью двух или трех смартфонов. Было все так: когда искали локацию для клипа, нашли старый айфон на пустыре на Осокорках. Это и предопределило место для съемок. Никакой профессиональной съемочной техники мы не использовали. Найденный телефон сразу после съемок отдали владельцу. Он не догадывался, что на его айфон сняли клип: мы решили не рассказывать.

Антон: Нестандартный подход у нас был и с клипом «Старость»: нужен был эпизод съемки, где мы выступаем на концерте. Хотели показать эффект и реакцию зрителей, когда мы играем не на свою публику. Договорились с группой Stoned Jesus и, не заявляя своего участия, вышли на сцену перед их концертом в клубе MonteRay в Киеве.

Стас: Там еще такие прекрасные театральные шторы. Эффект получился отличным — никто не понимал, что происходит.

О том, как писать тексты

Антон: Как правило, сначала появляется какая-то идея. Она сваливается на голову, как неожиданный подарок: ты не можешь объяснить, как именно это происходит. А дальше начинается так называемая черновая работа. Ты начинаешь работать с этой идеей: иногда приходится даже заставлять себя. Но сначала ребята всегда пишут музыку, а я под нее уже текст.

Последние два текста пришли ко мне на репетиционной базе: ребята играли, и я, питаясь их энергией взаимодействия, их споров, компромиссов, просто открывал ноутбук и набрасывал. Когда я приходил домой, не видел этого огня в их глазах, уже не мог продолжить текст. Поэтому с нетерпением ждал следующей репетиции, чтобы все закончить.

Кроме того, я пишу стихи, зарисовки, которые не имеют отношения к текстам «Вагоновожатых». У меня есть проект «Стишение обстоятельств»: изначально это был аудиосборник, в котором я читаю свои стихи с музыкальным сопровождением. Я давал музыкантам полную свободу действий. Потом мы решили презентовать это живьем. Я попросил своего друга, нашего звукорежиссера Андрея Соколова, придумать музыку именно для лайв-сопровождения. Мы презентовали программу в Харькове, Днепре и Киеве и еще несколько раз выступали на благотворительных мероприятиях. Потом куратор Татьяна Швед-Безкоровайная предложила выпустить все это в формате печатной книги. Оформлением и иллюстрациями занималась Алина Гаевая: получилось очень красиво. Я презентую книгу уже на этом «Книжном Арсенале» в Киеве.

О людях из восточных областей и АТО

Стас: Недавно мы играли в Славянске: там есть платформа инициатив «Теплица», которая частично спонсируется международными фондами. Ребята стараются на благо культурной жизни своего города, в том числе привозят артистов для своей же молодежи. Там работает много волонтеров. Это образованные, продвинутые молодые люди. Несмотря на то, что они могли бы давно уехать в столицу и найти здесь работу, эти люди принципиально остаются в родном городе и помогают ему. Это заслуживает огромного уважения.

Когда ты приезжаешь в города на востоке, видишь на территории бывшего завода снаряды, отколовшиеся куски стен - осознаешь, что на самом деле все продолжается. Это очень отрезвляет

Антон: Поэтому такие инициативы всегда надо поддерживать, и мы сразу откликнулись. Мы играли в недостроенном здании керамического комбината и на сцене из ДСП, но в то же время это было чем-то похоже на несанкционированный берлинский сквот-концерт. Приехали люди из всех ближайших подконтрольных Украине городов — Краматорска, Артемовска, Константиновки. Мы никогда не делали столько селфи и не давали столько автографов: было очень приятно чувствовать их внимание. У людей на лицах читалась огромная благодарность, нас очень тепло приняли.

Стас: Там были даже бойцы Нацгвардии: пообщавшись с ними и посмотрев на ситуацию на востоке в целом, понимаешь, что в Киеве мы все уже давно живем в своем темпоритме, тема АТО постепенно отсеялась. Мы начали об этом забывать. А когда ты приезжаешь в такие города, видишь на территории бывшего завода снаряды, отколовшиеся куски стен — осознаешь, что на самом деле ничего не изменилось и все продолжается. Это очень отрезвляет. Скорее всего, это продлится еще долго.

Антон: Мы в Киеве к этому всему просто уже привыкли. Конечно, в самом начале все были в ужасе, а потом постепенно тебе начинает казаться, что это уже в порядке вещей, хотя это, безусловно, ненормально. Вообще, в Украине были регионы, которые мы многие годы не замечали. Это в какой-то мере обернулось большой бедой. Людям нужно внимание, просветительство.

На востоке мало людей, которые по-настоящему поддерживают Украину: там все держится только на волонтерах, на классных общественных инициативах

Стас: Я родился в Донецке, мои родственники живут в Артемовском районе на подконтрольной Украине территории. Они разделяют проукраинскую позицию. Моя тетя — волонтер, который помогает нашим солдатам. Но там, где она живет, людей, которые поддерживают Украину, безумно мало. К сожалению.

Люди там заблуждаются, желая другой власти. Казалось бы, прошло уже несколько лет, и они должны были сделать выводы о жизни на оккупированных территориях, но нет. Я не могу понять, почему. Все держится только на волонтерах, на классных общественных инициативах, таких как «Теплица».

Об украинском языке

Антон: Не бывает так, чтобы вся страна без исключения говорила на одном языке, если исторически сложилось по-другому. На эти грабли уже наступали многие политики и диктаторы. В нашей стране живут люди, которые говорят на разных языках, и эта тема часто становится предметом спекуляций. Украинский язык нужно знать, понимать и внедрять в разные сферы. Я помню, как многие упирались и говорили: «Да кто будет смотреть в кино фильмы на украинском языке?», когда ввели украинский дубляж. Сейчас это уже воспринимается абсолютно нормально.

Важно понимать, какие люди изначально населяли восточные области, как там истреблялась интеллигенция, литераторы, украинский генофонд. Учитывая все эти моменты, нужно просто дать всем больше времени. Время и терпение — и вырастет новое поколение. Моему поколению сложнее: в те годы была колоссальная русификация, и она касалась всего. В начале 80-х годов существовать на украинском было очень проблематичным. Потом начался курс на независимость, и ситуация понемногу выровнялась.

Русский язык стал языком врага, но он не принадлежит только России

В нашей украинской реальности важно делать меньше острых заявлений на такие темы, а вместо этого относиться ко всему с большой деликатностью. Русский язык стал языком врага, но он не принадлежит только России. Международным языком считается английский: Англия в свое время колонизировала многие страны, но это не мешает населению африканских стран и той же Индии говорить на языке завоевателя.

Стас: Свобода говорить на удобном тебе языке — это свобода внутри государства, демократия. Но это не отменяет приоритетности украинского языка.

О гражданской позиции

Антон (на вопрос о смелом интервью российской «Афише» в 2014 году): Я сказал то, что думаю, сформулировал свою позицию. Тогда все эти разногласия между украинцами и россиянами еще были совсем свежими, и я получил массу проклятий от своих знакомых из России. Я не делаю из этого какого-то геройства, это просто мои мысли. Это даже нельзя назвать правильной позицией: для нас с вами она правильная, а кто-то нам может возразить. В обычной жизни, если мы общаемся с какими-то российскими знакомыми или коллегами, стараемся спорных вопросов не задевать. Это болезненная тема, для кого-то это большая человеческая трагедия. Кто-то потерял близких, дом, не может жить в родном городе, но другая сторона может этого не понимать.

Я не приемлю распространенной отговорки о том, что публичные люди — поверхностные и могут заниматься только творчеством. Человек всегда в ответе за свои слова. Он должен понимать эту ответственность.

Стас: Мы же не говорим о публичных людях как о психически нездоровых гражданах. Это полноценные взрослые люди. Почему они могут просто говорить, что вздумается, а потом ссылаться на то, что ничего в этом не понимают?

Антон: Я восхищаюсь теми людьми, которые сейчас могут оценивать Ивана Дорна исключительно с позиции музыки. У них очень крепкие нервы, и они могут закрыть глаза на все его высказывания. Лично я сейчас к этому не готов.

Стас: Я тоже. Это сложно, должно хотя бы пройти какое-то время.

Я восхищаюсь теми людьми, которые сейчас могут оценивать Ивана Дорна исключительно с позиции музыки.

Об украинской музыке

Антон: О нашей музыке наконец-то стали больше говорить, больше писать, и я очень этому рад. Музыкальный истеблишмент развернулся к украинской музыке лицом. Долгое время было предубеждение, что наше — синоним второсортного, неинтересного.

Стас: Мне очень нравится коллектив On The Wane, Zapaska. Нам с Антоном нравится еще электронщик Koloah, который выступал на разогреве у Ясмин Хамдан.

Сам факт, что есть клубы, фестивали, музыкальная пресса, тематические события, говорит о том, что все правильно развивается

Антон: Кстати, о нем очень мало упоминаний в музыкальной прессе, хотя он очень достойный музыкант. На показе Sound & Vision (где украинские группы озвучивали короткометражные фильмы в рамках Kyiv International Short Film Festival. – Прим. ред.) мы отметили для себя озвучку YUKO. Посмотрел на этот коллектив по-новому: EP такого ощущения не дал, а вот фильм ребята озвучили очень удачно. Полностью погрузили зрителей в соответствующую кадрам атмосферу. Еще нам нравится Tik Tu — это открытие позапрошлого года, с которыми мы познакомились еще на фестивале Respublica, и не подозревали о грядущей популярности. Через несколько месяцев о них заговорили, позже вышел очень хороший альбом.

Мы — точно такие же молодые исполнители, несмотря на возраст. Следим за своими коллегами, видим их на фестивалях. Все еще не так гладко, как хотелось бы. Но сам факт, что есть клубы, фестивали, музыкальная пресса, тематические события, говорит о том, что все правильно развивается. К сожалению, частично этому развитию поспособствовали и печальные события на украинской территории. Так совпало, но в то же время все это помогло понять, что какие-то современные группы могут стать голосом нашей страны. Сейчас много разных стилей, есть спрос и на андеграунд. И это отлично: главное — это свобода самовыражения, а она у нас всех есть.

Фото: Дима Ромас

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: